Деревни-«краснокнижники» Дрогичинщины. Кто остался жить в Пуховой и в Марциново?

592

Наверное, в каждом районе Беларуси есть деревни, в которых сегодня, в пику недавнему прошлому (этак 30-40 лет назад), людей, постоянно в них проживающих, можно пересчитать по пальцам одной руки. А ведь во многих из этих сел были целые заселенные улицы, на которых звучали голоса играющей, резвящейся детворы, звуки вечерних песен и гуляний сельских парней и девчат. А теперь дома пустеют, более того, на месте обжитых хозяйских усадеб – голая земля и растущие кустарники. Что сказать: где было «царство» человека, сейчас властвует природа. Одно радует – поддерживают жизнь в деревнях не только те, кто остался здесь доживать свой век, но и наследники, наведывающие родительские дома, а также новые хозяева, которые считают, что труд на земле – дело прибыльное и почетное.

Жемчужина посреди леса

Территория Осовецкого сельсовета. Миновав деревню Адамово, перед нами лесной массив и через двести метров по нему – территория Ивановского района. А направо – состоящая всего из одной улицы – д. Пуховая. Сейчас в деревне всего три жилых дома. Время от времени оживают еще два подворья, когда приезжают на свою малую родину наследники из других мест.

Почему Пуховая? Откуда взялось такое название? А дело было так. На месте деревни находилась небольшая полянка, лесная опушка, где и стали селиться люди. Неподалеку расположена называемая по местному Сорочина гора, а у ее подножия было небольшое озерцо. Там в изобилии произрастал рогоз широколистный. Каждую осень его семена-пушинки разносились по окрестности, и так случалось, что пухом этим застилало всю деревню, каждое подворье. Так и стало село называться – Пуховая.

О прошлой и теперешней жизни деревни мы узнали со слов ее жительницы, пенсионерки Валентины Фоминичны Артюхевич.

– Деревня наша была небольшая. Стояло всего 22 дома. Но людей жило много здесь, так повелось что если семья, то обязательно многодетная. Мой покойный муж любил время от времени кинуться в расчеты. Вот и однажды решил он, ведомый простым житейским интересом, узнать, сколько в деревне живет человек. Так насчитал больше 80 душ. Это и старики, и молодежь, и дети, – вспоминает пенсионерка. – Хозяин мой умер несколько месяцев назад. Кроме меня в деревне еще живет Степан Кривецкий, Виктор и Николай Калениковы, время от времени наведывается в родительский дом Владимир Кучик. С марта по самый декабрь здесь проводят время Михаил и София Шило из Иваново, семья Мельник из Дрогичина.

Работали сельчане в местном колхозе. Сначала он назывался «Красный партизан», позже был известен в районе под названием «Советская Белоруссия», пока его не присоединили к нынешнему ОАО «Пеняково». Дети ходили в начальную школу в Адамово, а кто постарше – через лес в Овзичскую семилетку. Среднее образование получали в Белине или в Дрогичине.

Валентина Фоминична Артюхевич из д. Пуховая

Магазина в деревне не было никогда. Правда, примерно в 80-е годы, когда в здешние края пришла мелиорация, в доме местного сельчанина Петра Андреевича Дзюрича открылась хата-лавка. Торговал в ней продуктами первой необходимости сам хозяин и члены его семьи. Где-то 15 лет работал этот сельский торговый объект, прежде чем не закрылся.

Валентина Фоминична вспоминает, что одно время в Пуховую даже заезжал маршрутный автобус. Это было в то время, когда в этих местах активно шли работы по мелиорации, работала хата-лавка. Из Адамово автобус приходил в начало деревни и поворачивал назад. И так два раза в день: утром и после обеда. С тех пор давно уже как не ходит никакой общественный транспорт. Продтовары в деревню привозит автолавка, регулярно доставляют почту.

– Единственная проблема у нас – это с медициной. Раньше как-то приезжал врач из Осовецкой амбулатории, а сейчас, когда там нет доктора, то и вовсе без внимания медиков остались, – говорит о волнующем пенсионерка. – Врач приезжает в Осовцы по средам, но как заехать в центр сельсовета пожилым людям? Своего транспорта нет, общественный – не ходит.

Кладбище в Пуховой – одно из самых приглядных в районе. Года этак 2-3 назад жители деревни собрали деньги, как говорится, от каждой хаты и преобразили погост. Поставили новую ограду, ворота покрасили, навели капитальный порядок. Большой вклад в эту работу внесли братья Александр Андреевич и Георгий Андреевич Кривецкие, а также покойный муж Валентины Фоминичны Александр Григорьевич Артюхевич.

Вокруг Пуховой – смешанный лес, места богатые на ягоды и грибы. Летом и осенью здесь можно встретить больше людей, чем даже в крупнонаселенных деревнях. Пуховая всегда считалась жемчужиной посреди леса благодаря своей красоте, радующим глаз пейзажам. Особенно весной, когда цветет сирень, распускаются цветы, зеленеют травы. Жаль только, что с каждым годом все меньше людей здесь могут любоваться этими красотами.

Въезд в д. Пуховая

Людей в деревне держит земля

На дороге между Осовцами и Вулькой Попинской есть съезд к деревне Марциново. Это скорее не деревня, а группа хуторов. По рассказам местных жителей раньше хат здесь было больше 30. Тянулись они до самых Осовцев. Сейчас, конечно, сохранились лишь немногие из сельских усадеб. Здесь только два хутора, где постоянно живут люди. Еще в один часто приезжает хозяин из Пинска Вячеслав Максимович. Раньше жила здесь Валентина Ивановна Шкапич, но после смерти мужа переехала в Радостово.

Некогда, еще в годы 20-е прошлого века, эти земли принадлежали польскому пану. Он их решил продать. А купил угодья выходец из теперешнего Ивановского района Леонтий Устинович Максимович. Со своими многочисленными родственниками, братьями, сестрами он до этого выезжал на заработки в Америку. Родня доверила Леонтию все вырученные за годы пребывания за океаном деньги с наказом купить для всех землю в родных краях. Вот и искал он подходящее место на Белорусском Полесье. Местные жители вспоминают, что Леонтию Максимовичу польские власти даже дали в дорогу пистолет, зная какую большую сумму денег он имел при себе. Выбор сельчанина пал на местность между Осовцами и Вулькой Попинской. Так и выросла на том месте деревня, в которой жили преимущественно родственники. Здесь проживали носители таких фамилий, как Максимович, Федюкович, Павлюкович, Шкапич. У каждой семьи была длинная полоска земли, гектаров в 30. Селились здесь и новые хозяева. Еще в довоенное время жило немало поляков, но с приходом советской власти многие из них уехали на родину. Новый отток людей из Марциново в другие деревни произошел в первые послевоенные десятилетия, когда проходил процесс дехуторизации. Кто-то поселился в Осовцах, кто-то уехал дальше.

В сторону деревни Людвиново раньше было непроходимое болото. Даже зимой в лютый мороз вода там не замерзала. Называли его по-разному: багной или попросту гиблым местом. Бывало и люди пропадали в этом болоте, и лошади, и другая живность. После мелиорации, случалось, то сани утонувшие в нем найдут, то телегу. Зато грибов в тех местах – хоть с косой приходи и коси.

Жители деревни Марциново Олег Иванович Кошевой
с женой Еленой Николаевной

Марциново – пример того, как наряду с оттоком населения из деревни есть и те, кто приезжает сюда, работает на земле, предпочитая сельский уклад жизни городскому. Это местный фермер Олег Иванович Кошевой. Дом, в котором он живет со своей семьей, – его вотчина. Здесь, на этом хуторе, жил прадед Олега Ивановича Яким Мефодьевич Павлюкович.

Решил вернуться в родные пенаты и осесть здесь Олег Иванович лет 25 назад. Начал возделывать землю. Сейчас у фермера 50 гектаров пахотной земли. Львиную долю посевных площадей он отводит под зерновые, в прошлые годы сеял сахарную свеклу, кукурузу. На 1 га выращивает малину, еще на одном гектаре – клубнику. На полях у фермера в сезон сельхозработ трудится 8-10 человек.

– На моей памяти было еще свыше двадцати жилых хуторов, а если глубже копнуть в историю, то и того больше, – говорит О.И. Кошевой. – Помню, как-то мой дед мне показывал геодезическую карту на польском языке. На ней были отмечены все земельные участки и указано, где, чья территория.

Кстати, Олег Кошевой – не единственный фермер в Марциново. Примерно 7 лет назад один из хуторов с землей купил выходец из Азербайджана Махир Шамиль Оглы Гусейнов. На своих площадях он выращивает клубнику, малину и другие ягодные культуры.

– От автолавки мы отказались, – узнали мы в беседе с Олегом Ивановичем. – А зачем? У всех здесь автомобили, мы почти каждый день бываем в городе, покупаем там продукты. Не обделяет нас вниманием транспорт «Белпочты», регулярно доставляет газеты и посылки. Гравийную дорогу, проезд от асфальта до наших хуторов, проложили относительно недавно, можно сказать, когда почти уже и не кому стало ездить. А до того что было? Добирались на свои хутора через лужи и грязь, толщи снега.

Во время посещения этих деревень нам озвучили одну простую истину: людей в деревне держит земля. Пока она есть, есть силы и возможность на ней работать – не пропадет село. Жаль только, что городская жизнь кажется многим более заманчивым вариантом.

Андрей РАССАФОНОВ
Фото Ивана Леончика