Николай Силич — музыкант с северной закалкой

, , Leave a comment

Житель Дрогичина Николай Демьянович Силич – человек творческой профессии. С юных лет он приобщился к музыке, мастерски освоил игру на баяне, аккордеоне, а затем почти полвека передавал эти знания, умения учащимся Дрогичинской музыкальной школы. Кроме того, педагог пробовал свои силы и в качестве композитора. Но три года трудовой жизни он практически не музицировал и творчеством вовсе не занимался: в середине 80-х годов работал на севере в Тиксинском управлении гидрометеослужбы и охраны окружающей среды СССР. О пребывании в далекой и снежной Арктике и о других страницах жизни Николая Силича мы расскажем вам в этом материале.

Жизнь под звуки баяна

Родился и вырос герой нашего материала в многодетной семье, что в то послевоенное время не было редкостью. Всего у Николая Демьяновича было 5 сестер и 3 брата, среди которых он был самым младшим. С детства наш собеседник проявлял интерес к творчеству, а появилось это увлечение после того, как старший брат Василий, что работал в Таллине, привез ему гармошку. С радостью мальчик стал наигрывать первые в своей жизни аккорды на этом инструменте. А когда в 1960-м году в Дрогичине стала действовать первая музыкальная школа, родители без лишних споров записали туда своего младшего сынишку. Уверенно осваивал юный Коля язычковые инструменты, а получив аттестат зрелости, твердо решил связать свою судьбу с творчеством. В дальнейшем Николай стал учащимся Брестского музыкального училища, где он получал профессию педагога по классу баяна и аккордеона. Но после первого года учебы молодого человека призвали на военную службу.

В армии наш собеседник оказался в Омске в инженерных войсках в должности сапера. В те времена полным ходом шло освоение просторных целинных земель, и часто в сельскохозяйственных работах задействовались солдаты срочной военной службы. Так и командир взвода, сержант Николай Силич с этой целью побывал в Кокчетавской, Павлодарской, Северо-Казахстанской областях Казахской ССР. За высокие показатели в работе солдат срочной службы был награжден медалью «За освоение целинных и залежных земель».

Демобилизовавшись, молодой человек вернулся в Дрогичин и устроился преподавателем-баянистом в музыкальную школу, при этом заочно доучиваясь в училище. Шел год за годом. Николай Силич набирался опыта на выбранном поприще, стал заместителем директора музыкальной школы, обзавелся семьей.

Как известно, летний отпуск у педагогов длится дольше, чем у людей других профессий, да и лишняя копейка семье не мешала, поэтому однажды, в первой половине 80-х, Николай Демьянович решил по окончании учебного года махнуть на заработки на Север, в далекую Якутию. Занимаясь строительством в Якутске, он заимел новых знакомых, среди которых были и полярники из поселка Тикси – центра северо-восточного управления гидрометеослужбы СССР. В тесном кругу общения мужчины позвали молодого белоруса к себе на работу, в Арктику. Это предложение заинтересовало Николая, но лето уже подходило к концу, и ему нужно было возвращаться домой, готовиться к новому учебному году. Он вернулся в Дрогичин, некоторое время преподавал игру на баяне, но потом обстоятельства сложились так, что пришлось оставить работу в музыкальной школе. Тогда и вспомнил Николай Демьянович о Севере и решил снова туда отправиться. Написал письмо своим знакомым и получил в ответ официальный запрос на работу в Арктике.

На Севере

Поселок Тикси, находящийся за полярным кругом, являлся одним из самых северных населенных пунктов СССР. Расположен он в устье реки Лены, впадающей в море Лаптевых. Территория, подведомственная Тиксинскому управлению гидрометеослужбы, на то время простиралась на тысячи километров от Урала до Берингова пролива. По ней размещены полярные станции, на каждой из которых работали примерно по 12 человек: начальник станции, радисты, синоптики, врач, повар. Большинство полярников были военными специалистами и прошли подготовку в ЛАУ (Ленинградское арктическое училище), носили морскую форму. Ежедневно, в течение каждого часа, метеослужба станции проводила измерения температуры воздуха, воды или снега, облачности и др. Эти данные по рации сообщались в Якутск, а оттуда – в Москву, куда стекались сведения о погодных явлениях со всего СССР. На основе полученной информации синоптики делали прогнозы погоды.

Николай Демьянович, прибыв в Тикси, был определен в бригаду строителей. На разные работы, на разные полярные станции их доставляли на вертолете. Побывал герой нашего материала не только на материке, но и на Новосибирских островах, острове Котельный, которые находятся в море Лаптевых. Из спецодежды у строителей были валенки, резиновые сапоги, ватники. Выдавались и светозащитные очки, поскольку изобилие блестящего на солнце снега больно резало глаза.

Отличительная особенность тех краев – разделение календарного года на полярный день и полярную ночь, которая погружает все во тьму с октября-ноября по март. У местного населения – якутов, эвенков – в день, когда снова на небосводе появляется солнце, отмечается праздник «исэх». Вовсю тогда идут народные гулянья, устраиваются гонки на оленьих упряжках, борьба, кулачные бои.

Морозы в 35-40 градусов в Арктике – привычное дело. Там же находится и северный пояс холода в горном поселке Оймякон. В этой местности был зафиксирован температурный рекорд – минус 72 градуса. Причем поселок расположен южнее полярного круга, но в силу определенных природных условий именно там наблюдаются одни из самых низких температур на планете.

Но опаснее всего, как вспоминает Николай Демьянович, была не морозная погода, а пурга – частое явление в этих широтах. Бывало, снег мел так, что на вытянутую руку не видно было собственной кисти. Полярники очень ответственно относятся к прогнозам о предстоящей пурге, и если она ожидается, отменяют все вылеты, все выезды. Не дай бог, непогода застанет тебя в пути – верная гибель.

– Перед предстоящей пургой мы всегда укрывались в кубриках, а когда метель заканчивалась, откапывались, поскольку снегом все постройки заносило иногда и выше крыш. Однажды, после такой непогоды мы обнаружили, что у нас сгорел склад. Случился пожар, и хозпостройка медленно тлела под толщами снега, – рассказывает Н.Д. Силич.

Среди диких животных в Арктике обитают белые медведи, песцы. Имеется большое изобилие промысловой рыбы, которую можно встретить только в северных широтах: муксун, нельма, таймень, ряпушка. Охота и рыболовство – распространенные промыслы якутов и эвенков. Из одомашненных животных – олени, собаки. В те времена были даже рыболовно-оленеводческие совхозы.

Так, Николай Демьянович каждый год с марта по ноябрь работал на Севере, а с наступлением полярной ночи уезжал в Дрогичин.

Однажды к Николаю Силичу вместе с его товарищами-полярниками пришел «незваный гость». Укрывшись ночью от пурги в своем жилище, наутро они услышали какие-то странные звуки на крыше. Выбравшись наружу, были поражены – увидели там белого медведя. Оказывается, косолапый угодил в капкан на песца. Силы у зверя хватило, чтобы порвать цепь, но самому избавиться от ловушки, что сковала лапу, он не мог. Наверное, понял косолапый, что это дело рук человека, поэтому и пришел к людям за помощью. Страшновато было подходить к медведю, но полярники все же отважились. Один из них для страховки стал рядом с карабином, пока его товарищи снимали капкан. Зверь спокойно подпустил к себе людей, и когда его освободили, медленно поковылял восвояси. То и дело медведь оборачивался и кивал головой, словно говоря «спасибо» своим спасителям. Мужчины смотрели ему вслед, и у них на глаза наворачивались слезы, настолько тронуты были произошедшей встречей с «царем Арктики».

Педагог, руководитель оркестра, композитор

Три года Николай Демьянович ездил на Север. Но все же потом решил остаться в Дрогичине. Здесь жена и дети, да и тянуло человека с творческой душой к музыке, к прежней работе с детьми. Поэтому с севером пришлось попрощаться, навсегда оставив в памяти приятные о нем воспоминания.

После этого много лет Николай Демьянович преподавал в Дрогичине игру на баяне, аккордеоне, в то же время руководил народным оркестром народных инструментов, в который входили все педагоги музыкальной школы. Творческий коллектив преподавателей нередко становился лауреатом различных конкурсов, фестивалей, ездил с выступлениями по городам Советского Союза, а также в Польшу.

Наш собеседник пробовал себя и в качестве композитора. Писал музыку, в основном для оркестра, а также несколько раз лично исполнял свои произведения во Дворце культуры профсоюзов в Бресте. Его перу принадлежит сюита «Времена года», которая состоит из четырех частей: «Весенняя капель», «Рассвет в бору», «Осенняя (журавлиная) песня», «Колядки». Также Николай Демьянович писал музыку на стихи своего друга, писателя и поэта, члена Союза писателей Беларуси Николая Трофимчука. Н.Д. Силич являлся членом Союза композиторов-любителей Беларуси, хоть и признается, что уже давненько не сочинял музыкальных произведений.

Наш собеседник гордится многими своими воспитанниками, которые выбрали творческий путь и связали с музыкой свою профессию. Это Татьяна Семенович, Василий Безак, Дмитрий Соловейко, Анатолий Федюкович, Татьяна Масальцева и другие. Большинство людей из этого списка сейчас преподают в Дрогичинской ДШИ. По стопам Николая Демьяновича пошла и его внучка Марина, которая закончила Брестский музыкальный колледж по классу фортепиано.

Николай Силич уже давно на заслуженном отдыхе, но по-прежнему он остается творческим человеком, а полученная на Севере закалка, несомненно, пригодилась в жизни.

Фотоснимок из заснеженной Арктики. Николай Силич вместе с другом-земляком Григорием Субачем из Молодечно

Н.Д. Силич (слева) во время выступления на праздничном концерте в честь 35-летия Дрогичинской музыкальной школы. 1995 г.

Николай Демьянович Силич в наши дни

Андрей РАССАФОНОВ

Фото Ивана ЛЕОНЧИКА

и из личного архива Николая Силича

(Visited 145 times, 2 visits today)
 

Оставьте комментарий

(*) Required, Your email will not be published