Закон – лучшая защита от экстремизма

Социальные сети открыли новые возможности коммуникации. Это бесспорный факт. Для многих они стали основным средством не только общения, но и самовыражения. Бесчисленные телеграмм и ютуб-каналы, чаты, паблики ежедневно продуцируют масштабный информационный продукт, который впивается в наше сознание, и уже не столько отражает существующую реальность, сколько создает новую, нужную кому-то, соответствующую тем или иным целям.

Так называемый, «социальный контент», стал основным ударным оружием при раскачивании ситуации в стране накануне, в ходе и после выборов 2020 года. Почему ставка была сделана именно на такую форму? Все эти процессы на сегодняшний день уже обличены в теорию. Не будем вас ей сильно утомлять, обратим лишь внимание на несколько, так называемых пси-факторов, характеризующих особенности работы и поведения в интернете и социальных сетях.

«Эффект стадности» — что поддерживает большинство, то и правда… В результате большинство, не поддерживающее идею, думает, что оно – меньшинство. Отсюда и знаменитый в период выборов миф про 3%.

«Социальность» информации — больше доверия сообщениям людей, а не информагентств… Просто потому, что «люди врать не будут». И когда эти люди манипулируют фактами, вбрасывают откровенные фейки – им все равно продолжают верить.

Сегодня мы отчетливо начинаем понимать, под какие задачи были «заточены» большинство этих каналов: от дискредитации оппонентов, до призывов к насилию над ними, от критики власти, до открытого противостояния с ней и разжигания вражды и розни, вплоть до гражданского конфликта.

Государство объективно столкнулось с необходимостью защиты своего информационного пространства. И ничего общего с наступлением на свободу слова это не имеет. Как со свободой слова не имеет ничего общего неприкрытый экстремизм различных чатов и каналов — деанонимизация сотрудников правоохранительных органов, травля работников госорганов, депутатов, создание, так называемых, «отрядов самообороны», оскорбления и угрозы в адрес всех, кто не разделяет их точку зрения, призывы к насилию.   

Надеясь остаться анонимными, «диванные революционеры» глумились над убийством сотрудника КГБ, героизировали поступок преступника. Печально, что и некоторые давно «пожелтевшие» СМИ подхватили эту эстафету. Пришло время отделить «семена от плевел», или, если угодно «мух от котлет». С этой целью в текущем году вышел в новой редакции Закон «О противодействии экстремизму». В нем значительно расширилось само понятие экстремизма. Теперь под него подпадают и распространение заведомо ложных сведений о политическом, экономическом, социальном, военном или международном положении Республики Беларусь, правовом положении граждан в Республике Беларусь, дискредитирующих Республику Беларусь в целях планирования, организации, подготовки и совершения посягательств на независимость, территориальную целостность, суверенитет, основы конституционного строя, общественную безопасность; и оскорбления в этих целях представителя власти в связи с исполнением им служебных обязанностей, дискредитация органов государственной власти и управления; и разжигание расовой, национальной, религиозной либо иной социальной вражды или розни; и распространение экстремистских материалов, изготовление, издание, хранение или перевозка таких материалов в целях распространения и многое другое, что несет прямую угрозу национальной безопасности.

Благодаря работе силовых структур «революция в соцсетях» оказалась не такой уж анонимной. Многие администраторы и активные комментаторы одиозных каналов задержаны. Список телеграмм-каналов и чатов, признанных экстремистскими продолжает пополнятся.

Не так давно в него попали и дрогичинские паблики. Причем вайбер-чат «Реальный Дрогичин» стал первым в стране. Компанию ему составил и телеграмм-канал с похожим названием. Сейчас его завсегдатаи и администраторы пытаются неуклюже ерничать  по этому поводу, но у суда оказалось достаточно доводов, чтобы квалифицировать содержание их «невинных бесед» как экстремизм.

Не лишним будет напомнить об ответственности, которая, в этой связи, предусмотрена законодательством. Так, согласно ст. 19.11 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях, санкции за изготовление, хранение, перевозку экстремистских материалов, их распространение, в том числе через репост в социальных сетях и мессенджерах предусматривают штраф или общественные работы, или административный арест с конфискацией предмета административного правонарушения (телефона, другого мобильного носителя).

Алексей НИКОЛАЕВ