БАБУШКИНА ПАМЯТЬ О ВОЙНЕ

Все дальше уезжают по  дороге времени поезда нашей памяти. Все меньше в вагонах пассажиров, чьи судьбы были частью минувшей войны. И повернуть время вспять не в наших силах. Но мы можем и должны сделать все возможное, чтобы этот поезд памяти никогда не остановился на станции забытья.
Что такое фашизм, оккупация, узнали все, кто оказался под властью гитлеровцев и их помощников – полицаев. Поэтому воспоминания о войне не всегда бывают фронтовыми. Тяготы и лишения войны в полной мере испытали и жители тыла. И теперь мы, школьники, спешим собрать у старшего поколения драгоценные крупинки победы над врагом. Такой крупинкой является и жизнь Анны Тихоновны Кравчук.
Анна Тихоновна – моя двоюродная бабушка, которая живет в деревне Лосинцы. Я у нее часто бываю, помогаю по дому. Однажды я услышала ее тихий молитвенный шепот: бабушка просила у Бога добра и мира всем благочестивым людям. В тот момент я подумала, что почти ничего о ней не знаю, кроме того, что юность Анны Тихоновны выпала на военные годы. Когда появилось свободное время, я попросила бабушку рассказать о своей жизни. Она задумалась и потом неспешно, как будто перелистывая страницу за страницей, начала свои воспоминания.
Перед войной Анна, веселая, озорная девушка, вышла замуж. К сожалению, счастье этой семейной пары было недолгим. Бешеным ураганом в мирную, счастливую жизнь ворвалась война. Муж ушел вслед за фронтом, а бабушка осталась одна с ребенком на руках. И потянулись тяжелые дни военного лихолетья.
Сейчас бабушке свыше восьмидесяти лет, но в своем рассказе она до мельчайших подробностей воспроизводит события того времени. Она отчетливо помнит день, когда впервые увидела немцев. Они приехали в деревню днем на мотоциклах и машинах. Всех жителей собрали в одном месте, начали рассказывать о новых порядках и власти. Женщины, старики, дети стояли безмолвно. Они не совсем понимали, о чем идет речь, даже с помощью переводчика. И тогда немцы начали «объяснять» с помощью прикладов автоматов. Поднялся крик, плач. Фашисты подняли стрельбу. К счастью, в воздух. Жизнь населения на оккупированной территории строго контролировалась. Немецким властям крестьяне должны были сдавать молоко, яйца, свиней, картошку, сено, солому.
Оккупанты приезжали днем. Они заставляли женщин стирать им белье, готовить еду. Вскоре начали забирать наших людей в Германию. Над Анной тоже нависла такая угроза. Но она сумела обхитрить немцев, сказав, что у ее родителей много земли. И ее не забрали, так как фашистам и здесь нужна была рабочая сила. Ведь они надеялись поработить страну. А вот братьев бабушки, Алексея и Василия, фашисты все-таки угнали в Германию.
Потом в деревне появились партизаны. Бабушка стала связной, пекла партизанам хлеб, чинила им одежду. Все это требовало величайшей осторожности, потому что за связь с партизанами людей расстреливали.
Навсегда запомнила бабушка леденящее чувство ужаса, когда фашисты в упор расстреляли троих детей, мальчиков лет двенадцати. Они пасли коров возле леса, и немцы решили, что они связаны с партизанами. А когда немцам становилось скучно, они начинали «развлекаться». Брали ребенка и поднимали его над колодцем, как будто хотели бросить его туда. Малыш начинал плакать, кричать, вырываться. А фашисты хохотали. Этот хохот страшной болью отзывался в сердцах матерей. Такое «развлечение» было любимым у фашистов.
Оставаться в деревне с каждым днем становилось все опаснее, и жители начали уходить в лес. На ночь иногда возвращались, но спать не ложились, готовы были уйти в любую минуту. Фашисты начали жечь дома. А однажды пришлось убегать в лес ночью. Бабушка завернула свою доченьку в одеяло, забросила себе на спину и побежала. В лесу остановилась, потрогала одеяло и похолодела от ужаса. Оно было пустое. Малышка потерялась, а бабушка и не почувствовала. Сердце пронзила острая боль. Забыв об опасности, она бросилась обратно, чтобы найти свою Машеньку. К счастью, девочка оказалась жива и невредима, она лежала возле кочки, в густой траве…
Слезы по щекам бабушки потекли сильнее. Она рассказывала так подробно, что у меня возникло чувство, как будто это происходило совсем недавно. Бабушка всю жизнь помнит пережитую боль.
Гитлеровцы ненавидели наше население. Они издевались над ним, насмехались, унижали, считали его за скот, а не за людей. Летом 1944 года местность была освобождена от фашистской оккупации.
Люди радовались, что военные ужасы, страдания для них закончились. Возвращались в деревню, в опустошенные дома, делились всем, что у кого осталось. Много домов было сожжено, поэтому жили по несколько семей в одном доме.
Бабушка замолчала, глубоко задумалась. Наверное, о тех далеких и таких близких событиях. Потом она тяжело поднялась, подошла к столу и дрожащими руками открыла шкатулку, в которой хранила дорогие ей вещи. Там был и конверт с письмами. До этого дня они мне были не интересны. А, оказывается, здесь хранились письма ее мужа и моего дедушки, Ивана, с фронта. Он дошел до Берлина. Письма были пожелтевшие, в некоторых местах потертые. Я с трепетом брала их в руки, разворачивала и читала. Не верилось, что это настоящие письма с войны. Здесь же хранились у бабушки и многочисленные запросы, которые она после войны отправляла по разным адресам, чтобы узнать о судьбе своих братьев. К сожалению, поиски не дали результатов. Судьба Алексея и Василия так и осталась неизвестной.
А я смотрю на эту хрупкую женщину, на ее морщинистое лицо, на натруженные руки. Смотрю и радуюсь, что она на протяжении своей непростой жизни не потеряла доброты, сочувствия, женственности. Вся ее жизнь – это подвиг во имя нашего счастья. И я очень радуюсь тому, что имею возможность согреть свое сердце тем теплом, которое щедро излучает ее душа. Мне показалось, что в тот день, после разговора с бабушкой, я повзрослела. Мне стало понятно, почему она просит, чтобы Бог дал людям мир.

Алеся ЧЕХОВИЧ,
девятиклассница Алексеевичской ОБШ.