«ДВ» рассказывает, где зажглась первая лампочка и когда это было.

Первые электростанции были оборудованы помещиками

Информацию о зарождении энергетики в нашем районе в столь ранние времена мы нашли в объемной исследовательской работе «Энергетика Пинщины» Михаила Ковальца. Автор, потомственный электрик, подробно изучил историю развития энергетики в Брестской области.

Итак, в нашем районе первое электричество появилось еще до Второй Мировой войны. В 1930 году в Дрогичине помещиком Петром Шелковским была оборудована электростанция, как указывает в своей книге Ковалец. Электромонтером на ней работал бывший кучер помещика Василий Илларионович Веремейчик. Мужчина стал одним из старейших специалистов Пинских электросетей и положил начало семейной династии энергетиков.

Семейная династия энергетиков Дрогичинщины: Василий Илларионович Веремейчик, 1905 г.р. (в центре), с сыном и внуком. Общий семейный стаж работы – 94 года. Фото из книги М. Ковальца «Энергетика Пинщины»

Ковалец приводит в книге воспоминания Веремейчика: «Помещик Петр Матвеевич Шелковский был родом из Петербурга. Позже он приобрел поместье в селении Бронное. В Дрогичине, в окрестностях теперешнего РЭС, построил мельницу. В 1929 году П.М. Шелковский смонтировал там электрогенератор на переменный ток напряжением 380/220 вольт, мощностью 35кВт. А в 1930 г. получил государственную польскую лицензию на право производства и реализации электроэнергии и оборудовал электростанцию».

Покойный Василий Веремейчик в свое время также рассказал исследователю, что для строительства городских электросетей помещик привлек местных коммерсантов. Вместе они создали фирму «П. Шелковский и компания «Электромлын», ею руководил сам Петр Матвеевич. В Дрогичине до 1939 г. было построено около 15 км низковольтных сетей на деревянных опорах с подвеской в основном медных проводов.

В документах, датируемых 1933 годом, Дрогичинская электростанция отнесена к промышленным электростанциям мощностью до 100 кВт. В то время на ней работали 2 человека – электромонтеры В.И. Веремейчик и А.А. Лагуцкий. Известно, что их месячный оклад составлял 100 злотых.

Электростанция работала в вечернее время. На конец 1937 г. в Дрогичине числилось 458 абонентов. Месячная плата за пользование электролампочкой в 40 Вт без счетчика, приводит в своей книге Ковалец, составляла от 2,60 до 3,50 злотого.

Первый сельский населенный пункт в нашем районе, в котором появилось электричество, был Закозель. Электроэнергия вырабатывалась на винокуренном заводе. Как многим известно, он был построен в 1833 году и принадлежал роду Ожешко. В 1894 году винокуренный завод перешел во владение русской дворянки Бобринской. Новая владелица старалась всячески усовершенствовать свое предприятие.

«В 1900 г. установлен новый паровой котел с двигателем, а для выработки электроэнергии смонтирован электрогенератор Берлинской фирмы «Уникс», от которого было электрифицировано поместье», – пишет в книге Ковалец.

Во время проведения исследования автору удалось пообщаться с местными жителями Антополя, которые рассказали, что до 1939 г. в поселке на мельнице имелся газогенератор с электрогенератором. Установки вечером работали на освещение населенного пункта. «Переменный ток напряжением 220 Вт по сетям с медными проводами передавался потребителям. Электромонтерами на электростанции работали Петровский, Загреба и Мацкевич. Архивных материалов об Антопольской электростанции того времени не обнаружено», – выяснил Ковалец.

1962 год: почти 90% деревень в районе – без электричества

После воссоединения Западной Беларуси и БССР дальнейшему развитию энергетики и охвату электричеством большего количества населенных пунктов помешала война. После освобождения от немецко-фашистских захватчиков все силы были брошены на восстановление народного хозяйства.

Интересен факт, что в 50-х гг. в деревнях действовали свои электростанции. Их строили колхозы, чтобы обеспечить электроэнергией хозяйства и сельчан. «В начальный период электрификацией в райцентрах, как правило, занимались предприятия местной промышленности – промкомбинаты, а на селе – сами колхозы», – отмечает в своей книге Ковалец.

Здание сельской электростанции в Брашевичах сейчас ветхое и заброшенное. Фото автора

Энергетик приводит любопытную цифру: «В докладной записке инспектора госстатистики Дрогичинского района, составленной в августе 1962 г., сообщается, что общее количество неэлектрифицированных сельских населенных пунктов в районе составляло 86,6%». И все же, в то время некоторым сельчанам посчастливилось – в их доме зажглось электричество. Чтобы узнать, как это было, мы пообщались с очевидцами – жителями деревни Брашевичи, в которой действовала своя сельская электростанция.

Здание сельской электростанции в Брашевичах сейчас ветхое и заброшенное. Фото автора
Здание сельской электростанции в Брашевичах сейчас ветхое и заброшенное. Фото автора

54 кг зерна – за 3 месяца работы

Николай Алексеевич Млынчик родом из Брашевичей. Мужчина вспоминает, как его отец, работавший в местном колхозе, целое лето вручную копал ямы под опоры ЛЭП – тогда только приступали к строительству местной электростанции. За свой тяжелый труд он получил совсем скромную оплату.

– Отец мой, Алексей Степанович, всю жизнь вспоминал, как он и другие работники копали лопатами вручную ямы под столбы. Тогда техники никакой не было: ни бура, ни кранов. И говорил: «За 3 летних месяца я заработал 54 кг жита». Представляете, какая оплата была! – рассказывает мой собеседник. – Это было в году 52 или 53, по рассказам отца, меня еще на свете не было.

Со слов Николая Млынчика, опоры ЛЭП также ставили вручную. Они были деревянные и развозились лошадьми. Электрические провода натягивались опять же при помощи тягловых животных. Здание Брашевичской электростанции было построено из кирпича, поштукатурено, потолок оббит дранкой (кровельным материалом из древесины – прим. авт.). Внутри установлен электрогенератор.

– В домах свет был тусклый, горел до часов 10 вечера. Потом лампочка начинала моргать, раз – и потухла. Все – ложитесь спать. Я как расскажу своим дочкам, а они: «Папа-папа, в какую древность ты жил», – весело замечает Николай Алексеевич. – Когда запустили Березовскую ГРЭС в 1961 году, в этом плане стало все серьезнее: электропровода проводили к щитам, столбы были просмоленные. За мою бытность в Брашевичах 4 раза меняли линию электропередачи. Сейчас стоят современные бетонные столбы.

«Населению разрешали только одну лампочку»

Развитием электрификации сельского хозяйства и в целом нашего района занимался Алексей Евгеньевич Козак. Он также из Брашевичей, ребенком видел и интересовался, как работает местная электростанция, как происходит выработка и подача в дома электроэнергии. Это повлияло на его выбор профессии. В 1969 году после окончания факультета «энергетики» столичного института Алексей Козак вернулся на Дрогичинщину трудиться по специальности.

Алексей Евгеньевич Козак занимался развитием электрификации сельского хозяйства и района в целом Фото автора

Специалист курировал строительство новых объектов в районе и их электрификацию, а также вел надзор за всеми электроустановками в хозяйствах, руководил местными электриками, оказывал им техническую и консультативную помощь. Сначала Алексей Евгеньевич трудился в отделе капстроительства в Управлении сельского хозяйства райисполкома. Потом ОКС был преобразован в Управление капстроительства, позже на его базе организовали Сельэнерго.

Когда Алексей Козак пришел на работу, сельские электростанции уже не действовали. Однако мужчина хорошо помнит многие подробности их организации и работы на примере Брашевичского сооружения.

– Электровни – так их называли в народе. Одна из электровен была в Брашевичах, такая же – в Именинах. Это два однотипных проекта. Не говоря о том, что электростанции действовали в Дрогичине и в Антополе, – рассказывает Алексей Евгеньевич. – Электровни были запущены в первой половине 50-х годов. Внутри стоял паровой котел, как обыкновенная паровозная топка, которую изображают в старых фильмах. Его использовали на электростанции для получения пара. Котел работал первоначально на угле, но уголь был по тем временам большой роскошью, и в колхозе стали использовать дрова (в начале 60-х вместо парового котла установили дизельный двигатель от трактора ДТ-54). Полученный пар крутил динамо-машину. Динамо-машина была немецкая, небольшой мощности – порядка 30-50 киловатт всего лишь, по тем временам это не много.

По воспоминаниям А.Е. Козака, на электростанции работали 3 человека, двое из них занимались непосредственно заготовкой дров, третьим был оператор. Он забрасывал в котел топливо, регулировал давление пара и его равномерную подачу на динамо-машину. Следил за работой динамо-машины, чтобы напряжение не падало ниже положенных 220 вольт. В случае перегрузки – отключал лишних потребителей: внутри находился щит с рубильниками.

Алексей Евгеньевич отмечает, что топлива для электростанции требовалось очень много, для него было вырезано огромное количество деревьев, в первую очередь – те, еще польских времен, которыми были обсажены дороги, а также в лесах. И все же люди не сильно возмущались по этому поводу, потому что электроэнергия была радостью: в домах сельчан загорелся свет и вместе с ним пришла цивилизация.

– Тогда была электрифицирована деревня Брашевичи частично: сам центр, школа, клуб, сельский совет, контора колхозная. Электричество протянули в сторону Дымска, потом на Вульку Брашевичскую. И как раз проходила эта линия через наш двор. Естественно, отец попросил подключить электроэнергию к дому, – вспоминает Алексей Евгеньевич. – Населению разрешали только одну лампочку. Пожалуйста, в любую комнату – но можешь поставить только одну «лампочку Ильича». Естественно, где все собирались в хате? На кухне. Конечно, хорошо было с электричеством. До этого мы учились при лучине, потом – керосинке.

«Электроэнергию подавали и отключали по времени»

Электричество в домах было не круглосуточно. Его давали с наступлением темноты и отключали в 10 часов вечера. А.Е. Козак вспоминает, что поначалу в домах даже не было выключателя, он был и не нужен – электроэнергию подавали и отключали по времени.

– Когда лампочка загорелась, ой, хорошо было. Вечером (зимой с часов 5) запускали электроэнергию: лампочка загоралась постепенно, сначала тускло, потом ярче, ярче и до полного накала. И до 10 часов вечера свет был. А уже за 10-15 минут до отключения электроэнергии – лампочка начинала мигать. Раз-два-три, значит, через 15 минут электроэнергии не будет. Отключали рубильником на электростанции, – рассказывает Алексей Евгеньевич. – Все было элементарно: на дом заходили два провода с линии электропередачи, в доме – выключатель и лампочка. Первоначально выключателя не было, лампочку вкрутил – и все. Ее даже не надо было вкручивать и выкручивать, потому что электроэнергию подавали и отключали по времени.

Здание сельской электростанции в Брашевичах сейчас ветхое и заброшенное. Фото автора
Здание сельской электростанции в Брашевичах сейчас ветхое и заброшенное. Фото автора

Услуга по подаче электроэнергии, вспоминает мой собеседник, в то время стоила недорого. У простых людей, он отмечает, знания об электричестве были небольшие, только в колхозе работал один обученный специалист-электрик. Однако некоторые из местных жителей изловчились, как получить у себя дома больше электроэнергии.

– Продавались специальные электрические патроны, в которые вкручивалась лампочка, с штепсельной розеткой. К этой штепсельной розетке подсоединяли кусок провода, к нему – второй патрон и лампочку, и в другую комнату проводили, – рассказал А.Е. Козак. – Динамо-машина на электростанции маломощная была, и когда случалось превышение нагрузки, электрогенератор как бы задыхался. Оператор отключал электроэнергию по какой-то линии, потом опять включал. А электрик ходил и проверял дома. Тех, у кого обнаруживали патрон с штепсельной розеткой, – обрезали от линии. Когда делали как положено – опять подключали. Электромонтером, который занимался обслуживанием сетей и электропроводок, тогда был Иван Самуилович Довгун.

Здания «электровен» сохранились до наших дней

«Электровни» действовали чуть больше 10 лет. По словам Алексея Евгеньевича, с началом общей электрификации – во второй половине 60-х – они были закрыты. Мой собеседник отмечает, что в это время в первую очередь были электрифицированы те деревни, в которых находились «электровни», в том числе – и Брашевичи.

Как рассказал А.Е. Козак, долгое время после закрытия Брашевичская электростанция со всем оборудованием была законсервирована. Потом в ней оказывали бытовые услуги населению: была открыта мастерская по ремонту мотициклов и велосипедов. Затем бывшую электростанцию переоборудовали под мельницу. Лет 10 там мололи зерно, и в середине 90-х это предприятие также закрыли. Сейчас здание сельской электростанции ветхое и заброшенное.

– Сохранилось здание электростанции и в Именинах. Там она долго после закрытия тоже стояла на консервации. В 80-е годы потребовалось здание под котельную для ремдвора местного хозяйства. Тогда решили переоборудовать электростанцию, ее оборудование вывезли на металлолом, поставили котел для отопления ремонтных мастерских и административного здания, – рассказывает А.Е. Козак.

Здание сельской электростанции в Брашевичах сейчас ветхое и заброшенное. Фото автора
Здание сельской электростанции в Брашевичах сейчас ветхое и заброшенное. Фото автора

Строительство новых сельских электростанций и работа уже действующих была прекращена, когда потребителей начали подключать к объединенной энергосистеме.

Оксана КУЦЕНКО