Карамель на коротком поводке

Министерство иностранных дел начало антидемпинговое расследование в отношении импорта в Беларусь крахмальной карамельной патоки. Решение принято по заявлению концерна «Белбиофарм».

Что стоит за этой новостью? Попробуем разобраться. Основные потребители карамельной патоки – кондитерские фабрики: «Спартак», «Коммунарка», «Ивкон», «Красный мозырянин», «Красный пищевик» и «Конфа». Годовая потребность внутреннего рынка оценивается в 11-12 тыс. тонн. Доля отечественного продукта на нем – около 15 процентов. Хотя мощности дрогичинского завода «Экзон-Глюкоза» (это предприятие находится в подчинении «Белбиофарма») позволяют обеспечивать половину потребностей рынка. Но в последние годы дрогичинский производитель патоки стабильно проигрывал в цене импорту из Украины.
«Спартак» и «Коммунарка», имеющие железнодорожные ветки, предпочитали закупать сырье Днепропетровского крахмалопаточного комбината. Даже с учетом транспортных расходов, цистерна с украинским продуктом доступнее. При сопоставимом качестве. Вот информация, которую я получил от кондитеров в ноябре прошлого года. Отпускная цена тонны патоки «Экзон-Глюкозы» — 1 млн. 315 тыс. рублей. Днепропетровского крахмалопаточного комбината в пересчете на белорусские рубли – 1 млн. 160 тыс.

«Конечно, мы хотели бы поддержать отечественного производителя, — объясняли мне кондитеры. – Но ведь и наш товар должен быть конкурентным рядом с импортными конфетами. А значит, мы должны делать ставку на качественное и дешевое сырье». Логика железная.
Почему же днепропетровская патока даже с учетом транспортного «плеча» дешевле дрогичинской? Ответ на этот вопрос в конце прошлого года я искал на предприятии «Экзон-Глюкоза». С директором Александром Левчуком мы беседовали четыре часа. Обсуждали экономические показатели, смотрели производство, пробовали патоку на вкус… Но вопрос, что называется, повис. В моем блокноте осталась запись: «При нынешней цене 1 миллион 315 тысяч рублей за тонну мы работаем с нулевой рентабельностью. Снижать отпускную цену – значит работать в убыток. Да и где гарантия, что если я снижу цену до уровня импортной – 1.160.000 рублей, – украинские производители не снизят ее еще больше, чтобы удержать позиции на белорусском рынке?»
И вот – новый поворот в паточной теме. Изучив таможенную статистику за 2008-2009 годы, отпускные цены Днепропетровского крахмалопаточного комбината на внутреннем, украинском рынке, а также экспортные тарифы Украинской железной дороги, специалисты концерна «Белбиофарм» пришли к выводу: товар поставлялся на белорусский рынок по заниженным ценам. В 2008 году демпинговая маржа (то есть разница между нормальной ценой на украинском рынке и ценой экспорта в Беларусь) составила 7,1 процента. Кстати, любопытно, что Днепропетровский крахмалопаточный комбинат, по информации украинских СМИ, завершил 2008 год с чистым убытком 15,2 млн. гривен…
Я позвонил вчера на «Экзон-Глюкозу». Поинтересовался, как на предприятии восприняли новость об антидемпинговом расследовании. «Скажу откровенно: мы ни в коем случае не хотели бы «задавить» конкуренцию на нашем рынке, — сразу расставил акценты Александр Левчук. – Наш завод готов бороться за потребителя и с украинскими, и с российскими компаниями. Но мы хотим, чтобы борьба была открытой и честной. А если украинская патока ввозится сюда по цене ниже, чем на самом украинском рынке, — это, конечно, нельзя признать добросовестной конкуренцией».
Кстати, сейчас, как рассказал мне Александр Левчук, белорусские кондитеры переключились на дрогичинскую патоку. «В феврале отгрузили 446 тонн – работаем на полную мощность, — удовлетворен директор. – Нынешняя цена, 450-460 долларов за тонну, устраивает «Спартак» и «Коммунарку». И у нас – положительная рентабельность. Если все сложится удачно, в этом году проведем модернизацию и удвоим производство, чтобы полностью обеспечивать потребности рынка».
Это было бы актуально, учитывая, что в создание крахмалопаточного производства на «Экзон-Глюкозе» вложено 10 млн. долларов бюджетных средств. Хочется верить: инвестиции окупятся.

Виталий ВОЛЯНЮК.
Газета «Советская Белоруссия» № 40 за 4 февраля 2010 года.