ТЕТЯ ЗНАМЕНИТОГО ХОККЕИСТА

Наша первая встреча с ней произошла весной, когда во дворе ее дома, создавая атмосферу праздничного обновления природы, цвели алыча и вишня. Как говорят, была та пора, когда не хочется уходить со двора. Хозяйка только что привезла от соседей несколько мешков семенного картофеля. Ее небольшой приусадебный участок еще с осени был заботливо удобрен навозом и перепахан. Теперь же ее беспокоила извечная крестьянская проблема – посадка огорода.

Не скрою, меня волновало знакомство с родной тетей знаменитого канадского хоккеиста Уэйна Гретцки. Не так уж часто судьба дарит нам такие встречи.
Екатерина Грецкая – невысокая ростом, худощавая, подвижная старушка. Посеченное морщинами миловидное лицо, украшенные старческим румянцем щеки, напоминали о былой ее красоте. Время наложило свой отпечаток, но ее лицо – зеркало души – было оживлено внутренней красотой. Забегая вперед, хочу отметить, что во время беседы не раз всплывали слова о красоте. Они были связаны с ее нелегкой женской долей.
Родилась она 4 мая 1928 года. Несколько лет пожила в Канаде, куда ее родители выезжали на заработки. Перед Второй мировой войной вернулась со своей матерью Анной Романовной и братьями на родину, в деревню Огдемер. Отец Терентий с дочерью Олей остались на чужбине. Расставались временно, но как оказалось, навсегда – военное лихолетье не позволило воссоединиться семье.
В июне, когда Красная Армия начала освобождение Беларуси, немцы провели массовые облавы, целью которых была отправка молодежи в Германию. Среди угнанных в рабство оказалась и 16-летняя Катерина Грецкая. Ее привлекали к работам на стекольной фабрике города Эрфурта. Около года девушка провела в фашистской неволе.
За колючей проволокой узники изнемогали от голода и непосильной работы. Когда им из милосердия предлагали воду, то нередко звучало в ответ: «Воды не надо – слез хватает». В мае 1945 года их лагерь освободили американские войска. Она с трудом передвигалась, была опухшая от голода.
Кстати, за годы войны в немецкое рабство было вывезено 399374 жителя Беларуси. Каждый четвертый из них не вернулся в родные места: поддался американской пропаганде и остался на Западе. (Телеканал ОНТ. Передача «Рабы третьего Рейха» от 30.04.2010 г.).
Могла остаться на Западе и Екатерина Грецкая, у которой, как известно, в Канаде проживал отец Терентий. Но она предпочла вернуться на малую родину, в родной Огдемер, – лучше черствый ломоть хлеба дома, чем пирог на чужбине.
На пути домой ее ждали нелегкие испытания. Она попала в фильтрационный лагерь НКВД, где подверглась унизительным допросам: «Почему согласилась ехать в Германию? Почему не пошла в партизанский отряд?». Каким-то образом следователи узнали, что ее отец находится в Канаде. Он же работает у капиталистов!.. По тем временам это было великой крамолой. Екатерина реально могла пополнить мрачные списки «врагов народа». Данные списки были своеобразной черной дырой, в которой люди исчезали бесследно. От репрессий узницу спас изможденный вид, а может, и возраст – ей было всего лишь 17 лет.
По возвращению домой ее направили на работу на торфопредприятие «Огдемер». Поселилась в маленьком домике, размером 4х6 метров, в котором когда-то родился ее отец Терентий. В страшной тесноте там проживало 8 человек: она с матерью, сестра Нина с мужем и четверо их детей. К слову, этот домик-пятистенок, построенный 120 лет назад, самый старый в округе, относительно хорошо сохранился до наших дней.
Екатерина Терентьевна вспоминает нелегкие послевоенные годы, тяжелый труд на торфопредприятии, где она укладывала кирпичики сырого торфа в штабеля. На работе ей выдавали одну буханку хлеба на неделю. Нашей молодежи, познавшей материальные блага ХХI века, в это трудно поверить.
Позже Грецкая не обрела ожидаемого счастья и в родном колхозе «Знамя Ленина», где вместо зарплаты ставили пустые трудодни в тетрадке. Она сполна испила горькую чашу, разделила нелегкую судьбу своего поколения, познавшего ужасы войны и годы послевоенной разрухи.
Недавно Екатерине Терентьевне исполнилось 82 года. Проживает она в своем доме, построенном в 1970 году. За ней, одинокой старушкой, ухаживает социальный работник, который этой весной во дворе ее дома высадил цветы, их так любит хозяйка!
Местные власти не забывают Екатерину Терентьевну, помогают. Она не жалуется на судьбу, которая так часто была к ней неблагосклонна и в молодые годы, и в старости, при назначении пенсии.
4 мая 1944 года ей исполнилось 16 лет. На принудительные работы в Германию ее вывезли через месяц. По этой причине она не подпадает под категорию несовершеннолетних узников фашизма. Беседуя со мной, сокрушалась: родилась бы на месяц позже и не обошли бы ее стороной установленные законом льготы.
Далеко за океаном утопает в лучах славы ее родной племянник, кумир миллионов Уэйн Гретцки. Он никогда не видел свою скромную тетю Екатерину и, может, не знает о ее существовании. Живет своей насыщенной яркими событиями повседневностью, как в параллельном мире. Они близкая родня, но их жизни похожи на отдаленные друг от друга планеты, орбиты которых во Вселенной никогда не пересекаются.
У каждого человека бывают радостные события, воспоминания о которых согревают душу в дни тягости и невзгод. Я спросил об этом свою героиню. После некоторых раздумий светлыми мгновениями своей жизни она назвала освобождение из фашистской неволи и из фильтрационного лагеря НКВД…
Я испытал непонятное чувство вины и сострадания к обделенной счастьем, одиноко доживающей свой век старушке. На прощание по сыновни тепло ее поблагодарил. Это не был знак великодушия к простой крестьянке. Такие, как она, вносят «зерно в житницу Господню», закладывают основы материального благополучия новых поколений, являются носителями мощного полесского духа, особой энергии, которая помогла ее родному племяннику стать легендой мирового хоккея.
Захотелось выразить хозяйке подворья свое уважение. Наклонившись, я поцеловал ее руку, огрубевшую от нелегкой, крестьянской работы. Мне показалось, что в ее глазах, как росинка на солнце, блеснула скупая слеза…
Екатерина Терентьевна – родная тетя знаменитого хоккеиста. В моей же зарисовке не это главное. Из таких как она, обычных женщин с нелегкой судьбой, складываются судьбы родной земли.
Мне кажется, есть надежда, переходящая в веру, что продолжатели и хранители канадской ветви рода Грецких когда-нибудь обязательно поклонятся огдемерской земле, которая дала жизнь их предкам.

Анатолий ДЕНИСЕЙКО,
наш внештатный корреспондент.
ОТ РЕДАКЦИИ. Как стало известно, автор статьи направил письмо в Министерство культуры Беларуси с предложением сохранить для потомков домик Терентия Грецкого, деда легендарного канадского хоккеиста Уэйни Гретцки.