spot_img

Мирная весна ветерана

Дата:

Ухабистую проселочную дорогу от Заеленья до Чернеевич скрашивает обильное цветение черемухи вдоль всей обочины. Кустарники с чарующим ароматом весны подступают почти к самой деревне, где осталось совсем немного жилых домов.

В числе местных старожилов – и ветеран Великой Отечественной войны Владимир Павлович Сушко. Как только потеплело и земля немного подсохла, он принялся запрягать Горбачева, чтобы запахать брошенную в борозды картошку. Горбачев – это кличка его неизменного гнедого коня-помощника. Его сельчанин приобрел более четверти века тому назад, еще в период правления политика с такой известной фамилией. Изначально отношения между хозяином и норовистым молодым жеребцом складывались весьма сложно, и конь сильно огорчал пожилого человека своими выходками – неоднократно носил седока, калечил, сбрасывая даже с воза, поэтому гнедой так и остался Горбачевым. В память о несостоявшейся перестройке.

Ветеран войны Владимир Павлович Сушко с правнуками Матвеем, Евгенией, Глебом и Александрой
Ветеран войны Владимир Павлович Сушко с правнуками Матвеем, Евгенией, Глебом и Александрой

«С войны повезло вернуться целым, а спустя много лет конь меня сбросил и два ребра сломал», – признается пожилой ветеран. Правда, со временем сельчанин, несмотря на свой тогдашний пенсионный возраст, все-таки укротил строптивое животное, и теперь они – не разлей вода. С конем на хозяйстве, как поясняет Владимир Павлович, не заскучаешь и не засидишься: его напоить и на пастбище отвести надо, и в работу постоянно впрягать, чтобы навыки не утратил… Но с такими делами долгожитель Сушко справляется. Вот и сейчас он привел с пастбища Горбачева, чтобы завершить работу в огороде.

Но отвлекли другие заботы. На улице послышался знакомый гул микроавтобуса: как оказалось, в середине недели навестить дедушку приехали близкие родственники – сын его младшей дочери Галины с женой Еленой и своими детьми и племянниками – правнуками Владимира Павловича. Одинокий двор сразу оживился детскими голосами. И лицо нашего собеседника озаряется искренней улыбкой: его род продолжается и множится. А ведь в свое время Сушко чуть было не поверил, что у него нет будущего. И он не один раз прощался с жизнью: и когда его увозили на принудительные работы в Германию, и потом, когда сразу после освобождения из принудительного рабства ушел на фронт…

Рассказывая о событиях того времени, В.П.Сушко с удивительной точностью называет имена, даты, географические названия. Вспоминая учебу в польской школе, Владимир Павлович без единой запинки читает на память длинное стихотворение. «Я хорошо и с желанием учился, и кто знает, как бы сложилась судьба моего поколения, если бы не война…», – размышляет сельчанин.

Наш собеседник поясняет, что по документам нынешней весной ему исполнилось 93 года, а фактически он еще старше. «Мать, когда записывала сыновей, уменьшила наш возраст, чтобы в армию мы ушли позже, набравшись сил и разума», – рассказывает В.П. Сушко.

Но все планы рухнули, когда началась Великая Отечественная война. Фронт быстро укатил на восток, а вскоре в Чернеевичах появились каратели. Они принялись за установление «нового порядка», убив двух сельских активистов. А через какое-то время началось уничтожение еврейского населения в соседней деревне Хомск. «После того, как палачи уехали, мы с местными подростками побежали к месту казни людей. И пришли в ужас, когда увидели, что земля в той яме, куда сбрасывали и присыпали песком убитых людей, не просто шевелилась, а ходуном ходила. Видно, не все были расстреляны наповал, и многих похоронили и закопали живыми…», – еле сдерживая слезы, повествует пожилой сельчанин.

А вскоре в Чернеевичах начали составлять списки молодежи для вывоза в Германию, где оказался и 18-летний Владимир Сушко. При этом предупреждали: кто будет прятаться и не поедет – расстреляют всю семью. А у Володи, кроме отца и матери, было еще два брата и три сестры. И в 1942 году его вывезли на чужбину.

«На распределительном пункте к нам подходили немцы и выбирали себе работников. Сначала увели тех, кто был повыше и покрепче. А я – молодой, небольшой ростом, до последнего оставался никому не нужным. А потом ко мне подошел пожилой немец Тодор Рацке, и увез меня, как сейчас помню, в деревню Крампе, где у него было огромнейшее хозяйство. Вместе со мной в той деревне были и другие односельчане – Леша Сушко, Гриша Демидович, Бовбель из деревни Скрипели, но домой они не вернулись – погибли на фронте, – рассказывает В.П.Сушко.

Работать, как вспоминает Владимир Павлович, ему приходилось с утра и до ночи, без выходных и праздников. Но поскольку он вырос в крестьянской семье, то к тяжкому труду ему было не привыкать. Страшнее оказалось другое: как-то хозяин приказал ему заготовить дрова. Отправились в лес, который принадлежал немцу.

– Дерево не срезали, как у нас, а выкапывали с корнями, чтобы было больше дров, – уточняет мой собеседник.

Потом хозяин ушел, а Володя остался завершать дела. За окраиной леса он увидел ограждение и заметил, что туда ведут колонны изможденных людей. Улучив момент, он осмелился подсмотреть, что происходит за оградой. И увидел страшную картину: более крепкие узники собирали худые тела своих соплеменников, умерших от голода, холода, издевательств, гуськом подходили к яме и сбрасывали туда свой груз… Как позже выяснилось, там находился концлагерь Штутгоф, где ежедневно погибали сотни людей.

«Я и сейчас узнал бы то место, если бы оказался в той немецкой деревне Крампе. Жизнь прошла, а мне кажется, как будто вчера все это происходило. Тяжело жить с такой памятью», – с горечью признается ветеран.

Потом в деревню, где находились подневольные работники, вошли наши войска. Увидев своего соотечественника с нашивкой «ост», офицер-красноармеец сказал Володе, что не надо никуда уходить и прятаться, а нужно собираться и идти воевать, поскольку вся Германия еще впереди.

– Таких, как я, освобожденных работников, вывезенных на принудительный труд в Германию, набралось очень много. Нас собрали в одном месте, обмундировали, выдали оружие, провели короткое обучение и среди ночи забросили в окопы под Гдыню. Я и до этого страха пережил немало, а там меня охватил ужас: траншея находилась под постоянным минометным огнем, и ее заливало кровью раненых солдат. А потом страх прошел, появилась злость и ярость, и при каждом вражеском наступлении я стрелял и приговаривал: «Вот вам за маму, которая умерла от тифа, вот вам за мои страдания и муки…»

После освобождения города Кальве солдатам 205-й дивизии 2-го Белорусского фронта, в которой воевал В.П.Сушко, было объявлено о Победе. А затем их направили еще на остров Борнхольм, который принадлежал Дании, но в начале Второй мировой войны был оккупирован Германией, использовался в качестве наблюдательного поста и станции подслушивания.

– Говорили, что там стояли отборные вражеские части, но они сдались практически без боя, и 12 мая 1945 остров был освобожден советскими войсками, – рассказывает живой свидетель тех далеких событий, бывший фронтовик В.П. Сушко.

Домой солдат вернулся с медалью «За боевые заслуги» и другими наградами, но не в меньшей мере он гордится и своими мирными достижениями: вместе с женой ветеран войны вырастил пятерых детей – Толю, Нину, Витю, Марию, Галю. Правда, супруга Владимира Павловича, которая была значительно моложе хозяина, давно уже умерла, и мы, беседуя с пожилым пенсионером, стараемся узнать о секретах его долголетия. И приходим к выводу, что побеждать и оставаться в активном строю нашему герою помогает неустанный интерес и воля к жизни.

Сельчанин рассказывает, что в послевоенные годы он работал трактористом в колхозе и очень пристрастился к курению. «Как-то копал картошку, и нужно было поднять полный мешок. Ступил шаг-другой и почувствовал сильную одышку, хотя раньше такие грузы переносил играясь. И тут я понял, что надо бросать сигареты. Сел на мешок, поговорил сам с собой и решил, что больше курить не буду. Потом было много всяких тревог и переживаний, когда рука невольно искала сигарету, но я не сдался: воля человека, если он того пожелает, сильнее любой привычки», – заключает пожилой сельчанин.

Он и сегодня, как бы тяжело ни было, по утрам старается делать разминку. А днем уже хозяйственные дела шевелиться заставляют. В прошлом году В.П.Сушко сам еще сено косил, а дети и внуки только сгребать помогали.

– Да и теперь бросили в землю картошку, а запахивать ее дедушка собирается. Считает, что с этой работой он лучше сможет управиться, – поясняет внук Владимира Павловича, которого, как и деда, тоже зовут Володей. Вместе с семьей молодой мужчина постоянно наведывается в Чернеевичи, где он, следуя модному увлечению последнего времени, посадил и выращивает малину…

А ветеран тем временем снимает свой праздничный пиджак с наградами, который он надел по нашей просьбе для семейной фотографии, и отправляется запрягать Горбачева, чтобы запахать новый урожай картофеля. Пожилой сельчанин искренне радуется, что на ногах и при доброй памяти встретил 93-ю весну своей жизни, и теперь для него главное – засеять поле. И знать, что при любом дальнейшем раскладе его труд не будет напрасным, и быть уверенным, что, дождавшись не только правнуков, но и праправнуков, его дом и земля не осиротеют…

Более четверти века связывают 93-летнего ветерана войны В.П. Сушко и его неизменного помощника Горбачева
Более четверти века связывают 93-летнего ветерана войны В.П. Сушко и его неизменного помощника Горбачева

Галина ШАФРАН

Фото Ивана ЛЕОНЧИКА

Поделиться новостью:

Популярно

Архив новостей

Похожие новости
Рекомендуем

Выпускники Дрогичинщины попрощались со школой

Пятничным вечером, 14 июня, на центральной площади звучали песни...

Александр Протасевич: «Наша главная задача – выявление заболеваний на ранней стадии»

Традиционно в третье воскресенье июня в Республике Беларусь отмечается...

Изменение в правилах подготовки организаций к отопительному сезону

Отопительный сезон 2023/2024 завершён. В преддверии подготовки к новому...

В конце мая в Брашевичской СШ прошла встреча-­реквием «Через века, через года – помните!»

Когда это будет, не знаю: В краю белоногих берез Победу девятого мая Отпразднуют...