spot_img

«Бекон» по-толковски

Дата:

Ноги еще долго сами несли Анну Жигулич к тому месту, где стояла колхозная свиноферма. Здесь прошли десять лет ее жизни, ведь даже в отпуск, работая свинаркой, Анна Никаноровна ни разу не сходила. Разве что немного отдохнула, когда родился Павлик. Но уже через три месяца на пороге появился председатель колхоза и категорически заявил: «Никаноровна, из дома не выйду, пока не согласишься вернуться на ферму!».

В свои 85 лет Анна Никаноровна выглядит на зависть моложаво. Сама прополола огород. В праздники, опираясь на тросточку, пенсионерка ходит в церковь, благо, что в Толково свой православный храм. Еще нет-нет, да и пирогов домашних напечет. Анна Никаноровна слыла в округе знатной каравайницей, ее караваи украшали свадебные столы многих молодоженов. Расстраивается пенсионерка: онемел сарай, впервые ей приходится жить без поросенка. Еще в прошлом году Анна Никаноровна выкормила знатного кабанчика.

Пожалуй, не было прежде в деревнях подворья, где бы хозяева не держали свиней. Но для Анны Жигулич уход за этими животными стал профессией. Трудиться в колхозе она начала совсем девчушкой, как только в ее родной деревне Перковичи создали коллективное хозяйство. Иного выхода просто не было. Мама болела, отец работал на железной дороге, а чтобы получить сотки и сенокос, кто-нибудь из семьи должен был являться членом колхоза. Анна Никаноровна ходила в полеводческую бригаду и даже была звеньевой по выращиванию льна.

В 1955-м году она вышла замуж в Толково. Супруг Николай Павлович шоферил в здешнем колхозе. Хозяйство тогда называлось «Красный Октябрь». У Жигуличей уже родились две дочери, когда в дом постучалась беда. Николай Павлович получил травму глаза. Водить машину он больше не мог.

 – В Толково как раз решили открыть свиноферму. Из соседнего колхоза, из деревни Первомайск, привезли 40 свиноматок и хряка. Свиньи были хорошие: крупные, белые, спокойные, плодовитые, – вспоминает Анна Никаноровна. По тому, с какой любовью пенсионерка рассказывает о свиноферме, становится понятно, что из всего колхозного стажа именно десять лет в качестве свинарки для нее – самые памятные и дорогие. Хотя и были они очень трудными.

Всю работу приходилось выполнять вручную: и кормить, и убирать. На ферму супруги Жигулич перешли вдвоем. Николай Павлович в огромных запарниках варил для поголовья еду. Рацион у колхозных свиней был, как у домашних. Кипела по утрам в чугунах у хозяек картошка для домашнего свинства, кипела она и в запарниках на колхозной свиноферме. Отношение к свиньям у Анны Никаноровны тоже было, как к своим собственным, домашним. Поначалу они вдвоем с мужем справлялись со всей работой на ферме, но поголовье увеличивалось, и руководство назначило вторую свинарку.

– В каждую клеточку нужно было заглянуть, каждое животное пожалеть, принять приплод, вырастить его. Свиньи и на улице стояли, было, построим им шалаш, соломы накидаем, и они там лежат, – рассказывает Анна Никаноровна. – Поддерживали чистоту, по коридору можно было в босоножках пройти. Покормим свиней в столовой, ведра с водой в руки – и смываем корыта. Клетки деревянные были, подстилали соломой. Поросяток от свиноматок отнимали в два месяца. Когда кабанчиков кастрировали, рук не чувствовали, ведь каждого поросенка свинарке нужно было удержать, чтобы ветфельдшер мог работать. Привесы получали хорошие, а падежа не было.

Фотография Анны Никаноровны Жигулич была помещена на колхозную Доску почета. А в 1972-м году ее наградили орденом Трудового Красного Знамени. С той поры сельчанка ни разу не надевала свою награду. Правда, хранила бережно и всегда помнила, где орден лежит. Она получала лучшие в районе привесы свиней. Но по сей день считает, что не столько в том ее заслуга, сколько главного зоотехника хозяйства – Воробьевой. Пенсионерка запамятовала, как звали зоотехника, животноводы обращались к ней по отчеству – Иосифовна. Так вот Иосифовна внимательно следила за поголовьем, подмечала, какому животному нужно прибавить корма, а какому уменьшить рацион.

Свиньи с фермы Толково продавали даже за границу – в Польшу.

– Иосифовна по ферме, бывало, проходит и указывает на животных, которые годятся для отправки в Польшу: «Это бекон». До двадцати голов «бекона» дозволялось загружать на одну машину, при этом запрещалось даже притрагиваться к животным хворостинкой, чтобы кожу не поранить. Очень ценился «бекон», дорого те свиньи продавались.

Ферма, домашнее хозяйство, дети – трудно приходилось Анне Никаноровне. Дочери привыкли сами собираться в школу, Павлик оставался дома один. Когда поросились свиноматки, приходилось даже ночью пропадать на ферме.

– Гляну на свой дом – загорелся свет в окне, значит, сынок проснулся. Бегу домой, перепеленаю его, покормлю – и обратно на ферму. А муж Павлика колышет. Мне очень повезло с мужем, он был такой хороший, такой добрый. Специалист на все руки: и дом построить, и окна сделать, и в электрике разбирался, – нахваливает свою женскую долю Анна Никаноровна. Она много хорошего рассказывает о Николае Павловиче. Правда, слово «муж» употребляет редко, все больше говорит «хозяин»: – Я от своего хозяина за всю жизнь плохого слова не слышала. Он никогда не ругался… Односельчане дивились: «Как ты, Николай, можешь работать без матерных слов?». Николай Павлович отвечал им: «А разве они мне способны помочь?».

– Папа никогда не бил ни нас с сестрой и братом, ни внуков, – вступает в разговор дочь Анны Никаноровны – Нина. – Если провинились – запрещал сутки, а то и двое выходить со двора. Для нас это было самое страшное наказание – сидеть дома, когда друзья гуляют на улице. Но ослушаться отца мы не смели.

Троих детей вырастили Жигуличи. Если собрать всю их большую семью вместе, то она уже не уместится в главной комнате, придется ставить столы на кухне или в спальне. Продолжателями рода стали четверо внуков, пятеро правнуков и две правнучки. После закрытия свинофермы Анна Никаноровна работала в полеводстве, телятницей. Каждое лето дети привозили в отчий дом на каникулы внуков.

– А нам с дедом это не было в тягость, наоборот, в радость, хотя и работы хватало. Внуки нам помогали. Дед шел косить – они за ним, я полоть картошку или буряки – они со мной с тяпками. Сено помогали грести. Телевизор дед редко им позволял смотреть, считал, что дети должны проводить время на улице. Кастрюлю картошки наварю или блинов миску напеку, молочка, сметанки, творожку – да и поедят мои мальчишки, – улыбается Анна Никаноровна.

Тепло встретили Анна Никаноровна Жигулич, ее дочь Нина и зять гостей из райцентра
Тепло встретили Анна Никаноровна Жигулич, ее дочь Нина и зять гостей из райцентра

В прошлую пятницу ей исполнилось 85 лет. По традиции пенсионерку, награжденную орденом Трудового Красного Знамени, с юбилеем поздравили председатель районной ветеранской организации Светлана Андреевна Могилянчик, председатель райкома профсоюза работников агропромышленного комплекса Алла Юльяновна Комиссарчук и бухгалтер райкома Светлана Васильевна Дунькович. Они также вручили Анне Никаноровне поздравительный адрес и цветы от районного исполнительного комитета. Сельчанка обрадовалась тому, что о ее трудовом старании до сих пор помнят, хотя и засмущалась от такого внимания к себе. Жизнь Анна Никаноровна прожила, как и многие в деревне: рано вставала, поздно ложилась, руки и спину не берегла.

Нина ТКАЧУК

Фото автора

Поделиться новостью:

Популярно

Архив новостей

Похожие новости
Рекомендуем

Гляжусь в тебя, как в зеркало. К Международному дню близнецов

В последнее воскресенье мая отмечается Международный день близнецов –...

«Мир полон возможностей, а мы полны энергии». Сегодня для школьников прозвенел последний звонок

По всей стране проходят торжественные линейки, посвященные окончанию учебного...

Рыбалка вблизи ЛЭП смертельно опасна

Рыбалка – любимый вид отдыха и увлечения многих людей....