БОЕВОЕ СОДРУЖЕСТВО СЛАВЯН

Летом 1410 года войско Тевтонского ордена понесло сокрушительное поражение от объединенных армий Польского королевства и Великого княжества Литовского в Грюнвальдской битве. Всей союзной армией командовал Ягайло, войсками Великого княжества Литовского – Витовт. Битва стала началом заката ордена, остановила его агрессию на восток, содействовала экономическому развитию Польши и ВКЛ, которые получили возможность шире участвовать в международной торговле на Балтийском море.

В середине октября 1409 года в Берестье состоялась встреча двух соперников, которым вместе предстояло определить судьбу не только своих народов, но и Европы, – польского короля Ягайло и Великого князя Литовского Витовта. Им пришлось забыть о личной вражде и неприязни и, как подобает близким родственникам, объединиться для борьбы с общим врагом.
Перед этим, 6 августа 1409 года, великий магистр Тевтонского ордена Ульрих фон Юнгинген объявил войну Польскому королевству. Кстати, рыцари многих европейских государств, под предлогом служения Христу, пытались огнем и мечом «осчастливить» народы Восточной Европы. Прусские же магистры стремились взять под контроль торговые пути на Балтике, разграбить и разорить богатые славянские города и замки. Поэтому, чувствуя нависшую страшную угрозу, в Берестье прибыли не только двоюродные братья Витовт и Ягайло, но и подканцлер королевства Никола Тромба и ордынский хан Саладдин. В ходе долгой дискуссии они договорились о дне соединения польских и литовских войск и месте переправы через Вислу.
Из Берестья все четверо направились в Каменец. В Беловежской пуще, собрав большое количество охотников, устроили грандиозную охоту не только ради удовольствия, а с целью заготовки мяса и кожи для будущего похода. Все, что было отстреляно, засолили и в бочках отправили в Полоцк для нужд войска.
Во все концы княжества были направлены гонцы с приказом местным воеводам готовить хоругвы к походу. Сделали свое дело и королевские агенты, облаченные в нищенское одеяние с котомками нехитрых пожитков. Они ходили по Пруссии и распространяли ложные слухи о намерениях и замыслах славян, сбивая с толку крестоносцев. Начали подготовку к войне и дипломаты, которые во все европейские правящие дворы разослали свои грамоты с истинными замыслами рыцарей-завоевателей. Вначале 1410 года начало собираться народное ополчение. Каждый населенный пункт выставлял своих воинов на предстоящую битву. На собранные магнатами, шляхтой и купцами деньги, начали нанимать ратников из Московии, Чехии, Молдовии, Силезии…
К сожалению, Грюнвальдская битва в советское время была изучена плохо. Тогда историки считали ее исключительно польским и литовским событием. Понятен был и патриотизм Генриха Синкевича, который в романе «Крестоносцы» всю славу за победу отдал своей родной Польше. Только в последние десятилетия белорусские историки начали заниматься исследованиями событий 600-летней давности. Я думаю, что сейчас уже каждый школьник знает, что нынешние литовцы в средневековье именовались жмудинами, и только благодаря победе над крестоносцами в 1422 году их включили в состав княжества, которое стало именоваться Литовским, Русским и Жамойтским.
Получается, что литовцы вместе с древней столицей и гербом освоили нашу историю. В отличие от нас, они ее ценят и берегут. Некоторые их историки вообще не упоминают о том, что в Грюнвальдской битве участвовали белорусы. Дескать, в летописях о том не говорится. Действительно, слова «белорус» тогда не существовало. Литовцы средневековья – это и есть предки сегодняшних белорусов. Получается, что вся славная история Великого княжества Литовского – это наша история, которую мы должны хорошо знать.
…К лету 1410 года объединенным польско-литовским силам удалось под свои знамена собрать 91 хоругву, из которых 51 подготовила Польша и 40 – ВКЛ. 3 июля войска под командованием Витовта и Ягайлы двинулись к границам владений Тевтонского ордена. Навстречу им из столицы крестоносцев г.Мариенбурга вышла армия Ульриха фон Юнгингена. Она состояла из рыцарей под немецкими, французскими, английскими и другими западноевропейскими знаменами. Рыцари несколько уступали славянам по численности, но зато были лучше обучены и вооружены. Например, они имели бомбарды, стрелявшие ядрами. Вступающие в бой армии в общей сложности насчитывали более 150 тысяч человек. Такой массы воинов не собирало ни одно поле брани Европы.
15 июля противники сошлись на равнине в треугольнике между деревнями Грюнвальд, Танненберг и Людвигсдорф. Войска ордена выстроились фронтом в две мили и в две линии. Славяне же построили боевой порядок в три линии на протяжении двух с половиной миль. На левом крыле находились в основном западные славяне (поляки, чехи и др.) под командованием маршала Польши Збигнева Олешницкого, на правом – войска ВКЛ под командованием Витовта и татарская конница.
Не дождавшись атаки славян, крестоносцы дали залп из бомбард. Но ядра не причинили большого вреда – упали позади рядов. После этого по приказу Витовта, татарская конница атаковала правый фланг врага. Битва началась. Вот что о ней написал польский летописец Ян Длогуш:
«Когда же ряды сошлись, то поднялся такой шум и грохот от ломающихся копий и ударов о доспехи, как будто рушились какие-то огромные строения и был такой резкий лязг мечей, что его отчетливо слышали люди на расстоянии даже нескольких миль…»
В первой половине сражения войска славян, теснимые рыцарями, начали отступать. На поле боя остались лишь три смоленских полка под командованием князя Юрия Мстиславского. Они были окружены рыцарями. В этой ситуации один полк полностью погиб, а два других вырвались из окружения и соединились с поляками, после чего началось наступление первой линии поляков в составе 17 хоругвей.
Ульрих фон Юнгинген направил против них 20 знамен Лихтенштейна. В упорном бою полякам удалось прорвать линию крестоносцев. Но возвратились тевтонские «знамена», преследовавшие воинов ВКЛ. Они ударили в правый фланг и тыл полякам.
Страшные ножницы начали сжиматься. Попал в окружение король польский Ягайло. Однако подоспевший на помощь маршал Олешницкий спас его. Командир чешского отряда Ян Жижка получил ранение в голову, но продолжал оставаться на поле боя. Тяжело было братьям-славянам…
Чувствуя скорую победу, рыцари начали петь псалмы. Но в этот критический момент битвы Смоленские полки стояли насмерть. Их доблесть ободрила и вдохновила славян. Они снова сомкнули ряды и двинулись на врага. Витовту удалось вернуть своих отступивших воинов. Все вместе, плечом к плечу, поляки, литвины, украинцы, чехи и татары с утроенным ожесточением начали бить крестоносцев.
К концу дня рыцари дрогнули и побежали…
Итогом битвы стало то, что крестоносцы вынуждены были вернуть ряд захваченных земель, выплатили контрибуцию и обязались не препятствовать свободной торговле на Балтике Польше и Литве.
В 1466 году Тевтонский орден признал себя вассалом Польши. Грюнвальдская битва стала образцом воинской доблести и боевого содружества славян в борьбе за свободу и независимость. И данная победа – это победа в несопоставимо большей степени белорусов-литвинов, чем жемойтов-литовцев. Приходится только сожалеть, что мы весьма прохладно относимся к нашей средневековой истории – запросто раздариваем славные и великие победы наших предков кому угодно.
Сергей ГРАНИК,
директор военно-исторического музея им. Д.К.Удовикова.