Дрогичинский район в плане эпидемиологоческой ситуации перестал быть «чистым». В среду, 29 апреля, мы писали о первых 2-х случаях COVID-19, которые были зафиксированы на Дрогичинщине. К понедельнику число зараженных выросло до 11 человек.

В обществе растет тревожность, находятся те, кто откровенно спекулирует на данной теме, распространяя слухи, домыслы и откровенную ложь. Мы хотим сказать СТОП всем подобным действиям и поделиться мнением профессионала — заведующей инфекционным отделением Дрогичинской ЦРБ Лилии Коховец. Врач сейчас на передовой борется с COVID-19, но, несмотря на отсутствие времени, все же нашла несколько минут, чтобы ответить на наши вопросы.

Заведующая инфекционным отделением Дрогичинской ЦРБ Лилия Коховец. Фото Ивана ЛЕОНЧИКА

— Лилия Ивановна, прежде вы обратились к населению района в социальных сетях, противопоставляя свое профессиональное мнение, как врача-инфекциониста, распространяющимся в Сети слухам и проявлениям паники. Что побудило вас это сделать?  Какая информация, на ваш взгляд, нужна людям?

— Вся существующая на данный момент ситуация кардинально изменила психологический настрой наших граждан. Люди зациклились на одном. В банальных и, не связанных между собой вещах, всем мерещится ковид. Доходит до абсурда — в инфекционное отделение стали попадать пациенты, у которых не только нет даже намека на Covid-19-инфекцию, но и вообще нет инфекционных состояний. Конечно, я за то, чтобы качественно диагностировать и эндокринную, и аутоиммунную, хроническую терапевтическую патологию, и психотерапевтические проблемы, но в данный момент вся эта расширенная диагностика может быть чревата тем, что пациенты абсолютно не по профилю могут оказаться в инфекционном стационаре. А это, несомненно, усложняет работу медиков, борющихся с коронавирусной инфекцией.

И при всей особой настороженности к своему здоровью с одной стороны (как-то я не так себя чувствую, что-то у меня температура 37‎℃, как-то у меня першит в горлышке, что-то спать я не могу), с другой — есть масса людей, которые пренебрегают общими базовыми рекомендациями. Они собираются веселыми компаниями, устраивают увеселительные мероприятия, не выполняют банальные советы по дистанцированию и т. д.

Я уже не говорю про водителей-международников. Некоторые из них вообще считают себя обиженными и недоумевают, зачем к ним применяются ограничительные меры. Особенно прибывшие из РФ — границ нет, учет таких водителей затруднен, в связи с чем не со всеми провели беседу о необходимости самоизоляции. Они, зная всю ситуацию (ну не острове же живут!) сознательно живут привычной жизнью. Накануне своего обращения в соцсетях, в одном из магазинов я собственными ушами слышала, как такой вот храбрец по телефону уведомлял друга о том, что ночью вернулся на родину и предлагал встретиться за шашлычком… Хуже детей…

На фоне общей паники люди забывают, что заболевшие — тоже люди, ни в чем не повинные. Болезнь может настичь каждого, не застрахован никто. Возможно я, вы, мы уже переболели или болеем сейчас. И то, как настойчиво некоторые жаждут узнать подробности, как рьяно пытаются докопаться до «правды», проявляя  банальное любопытство под маской самосохранения, все это переводит инфицированных в ранг «других» людей, приводит к их дискриминации. Ну, скажите, будет ли польза от того, что все узнают данные и подробности инфицирования человека и только с ним будут осторожничать, активно передавая информацию чуть ли не на ушко соседу? А сосед здоров? Видимо… А по факту, может, переносит болезнь бессимптомно.

 К каждому, КАЖДОМУ в условиях пандемии нужно относиться как к гипотетическому носителю Covid-19- инфекции. Слухи и сплетни разрастаются, как снежный ком, теряя даже очертания правдивости. Они порой оскорбительны и обидны, унижают достоинство и пациентов и работников медицины. И это также крайне несправедливо! У меня были пациенты, которые просили написать им справку, что у них отрицательный результат на Covid-19, чтобы предъявлять ее знакомым, которые стали их избегать. Пациенты указывают, что к ним относятся как к «прокаженным». И это притом, что самой инфекции-то у них и не выявлено. 

— В каких случаях нужно звонить на экстренный номер скорой помощи со словами: приезжайте, возможно, у меня коронавирус?

Ковид — это ОРВИ. Явных 100 % симптомов, которые говорили бы именно о нем нет. Как при любом ОРВИ — насморк, кашель, дискомфорт в горле, повышение температуры тела. Пациентам, находящимся на самоизоляции по предписанию врача (прибывшим из-за рубежа, являющимся контактными) любой из указанных симптомов — повод дополнительно связаться с курирующим врачом.

Что касается лиц без осложненного анамнеза, поводом для вызова скорой помощи является значимое повышение температуры тела, не купирующееся жаропонижающими, быстро нарастающая слабость, сыпь, одышка, судороги, нарушение сознания, ухудшение самочувствия по сопутствующим заболеваниям.

Если вы заболели, но чувствуете себя удовлетворительно, больше пейте, кушаете витаминизированная пищу, проветривайте и мойте помещения, где пребываете, примите жаропонижающее. При ухудшении вашего состояния вызовите врача на дом.

— Какова, на ваш взгляд, безопасная модель поведения людей в условиях пандемии?

— Что необходимо знать о коронавирусе? Конечно, основное — это пути передачи: аэрозольный, с частичками вдыхаемого воздуха, контактный — передача посредством рук, предметов окружающей среды. Вирус достаточно тяжел и не долетает в аэрозоле дальше 2 метров, потому дистанцирование  является действенной мерой безопасности.

Сами коронавирусы известны науке давно, но данный штамм является достаточно новым. В научной среде все еще идут дискуссии о его истинной природе, и, возможно, это не просто природная мутация, а результат некого рукотворного воздействия, как, например, взаимодействие с бактерией «Синтия», которую создали на просторах США для ликвидации нефтяных пятен в Мексиканском заливе. Эта инфекция новая, человечество не готово к встрече с ней, весьма восприимчиво к заболеванию.

«Подхватят» ковид многие, но не у всех разовьется болезнь. Как я уже писала в социальных сетях (и это не моя, а международная статистика): 80% будут болеть легко или вообще не будут иметь каких-либо симптомов, у оставшихся 20% болезнь будет явной. Около 5% (а это для нашего района порядка 1750 жителей) будут болеть тяжело, возможно им понадобятся реанимационные мероприятия. 1750 зараженных для районной больницы —  это 2,5 месяца работы в стандартном режиме, без значимых нагрузок на медперсонал, лаборатории, аппаратную диагностику.

Но это в том случае, если процесс удастся пролонгировать —  растянуть по времени. Все мы (не только медики!!!, но и обычные жители!!!) должны способствовать этому. А значит, просто необходимо, я бы сказала, как воздух, — выполнение рекомендаций по максимальной изоляции, дистанцированию, соблюдении правил личной гигиены (моем руки с мылом не менее 20 секунд), респираторного этикета (маска, чихание в локоть или салфетку с моментальной ее утилизацией, перчатки, салфетки для ухвата ручек дверей в общественных местах), проветривание помещений, влажная уборка, использование антисептиков в общественных местах. 

 Иммунитет к вирусу вырабатывается, именно на этом основана экспресс-диагностика (особые тесты, которые улавливают антитела к болезни) и лечение тяжелых форм болезни плазмой выздоровевших. Плазма на самом деле применяется, это наработки международного медицинского сообщества и у них имеется доказательная база по применению. Этиотропного средства терапии пока еще нет. Наука в поиске того «золотого» средства, которое достоверно уничтожит вирус.

На данном этапе лечение ведется по международным стандартам с использованием определенных антибактериальных и противовоспалительных лекарственных средств, а также симптоматически (т.е. убрать возникающие симптомы).

— Как побудить людей соблюдать меры безопасности? Есть ли необходимость в жестких карантинных мерах?

— Как побудить? Вот так я и побуждаю…И все равно народ не понимает, не принимает информацию достаточно серьезно. Даже в том посыле, который я отправила через Viber, вместо разумного предостережения некоторые узрели успокоение… А между тем я хотела сказать: БУДЬТЕ ОСТОРОЖНЫ и НЕ МЕШАЙТЕ НАМ РАБОТАТЬ. ОСТАНЬТЕСЬ ДОМА.

 Анализируя пациентов, которые были госпитализированы с подозрением на ковид, хочу сказать, что многим была рекомендована самоизоляция, но никто ее в должной мере не соблюдал! Или сам куда-то ходил, или гостей принимал. Отношение людей таково, что пока «петух не клюнет», всем кажется, что это не про него, беда стороной обойдет, его не коснется.

Нужны ли карантинные меры? Это вопрос, который решается на уровне государства, а не практикующего врача. Мое мнение: если люди будут дисциплинированы и внимательны и к себе, и к окружающим (не только на словах), то можно обойтись самоизоляцией. Посмотрите, ряд государств отказывается от карантинных мер, постепенно расширяя свободы граждан. Не будет ли у нас так, что и на карантине люди будут стараться увильнуть, нарушить, ну хоть чуточку? Еще есть и экономическая сторона вопроса. Даже сейчас, без карантина, многие потеряли или временно отстранены от работы. Хорошо ли это?

— Как вы оцениваете степень готовности здравоохранения района к работе в условиях пандемии?

 — К счастью, у нас было время подготовиться, чтобы беда не грянула в одночасье. Мы выполняем рекомендации Министерства здравоохранения: расширен коечный состав, перепрофилированы некоторые отделения, разграничиваются потоки пациентов, накапливаются средства индивидуальной защиты и санитарной одежды, дезинфектанты и лекарственные средства.

Как будет развиваться ситуация — прогнозировать сложно. Если люди прислушаются к нашим рекомендациям — все должно пройти гладко. Хочется, чтобы эволюция ковид в Дрогичинском районе развивалась по графику плато, без значимых всплесков и скачков. И в этом, повторюсь, важна ответственность каждого.

Запас средств защиты имеется, но как долго будет протекать пандемия, никто не знает, а потому от помощи волонтеров мы не откажемся. В этом аспекте хочется сразу сказать огромное спасибо всем, кто уже нам помог и помогает. Радует искренность и бескорыстность, такая необходимая помощь и поддержка многих и многих людей, которые всеми возможными способами хотят облегчить наш труд, не желая огласки, делают это инкогнито. В последние дни также люди благодарят и поддерживают словом, звонят, пишут, подбадривают. Это бесценная поддержка, она нам необходима. СПАСИБО, мои дорогие (вспомню, и слезы наворачиваются).

— Зафиксированы первые случаи коронавируса в нашем районе. Каков основной алгоритм действий медиков с этими больными, а также в целях недопущения распространения инфекции? Как изменились условия работы медиков?

 — Режим и порядок работы в условиях пандемии разработаны уже два месяца назад. И в целом, для сотрудников центральной районной больницы от выявления первых случаев ничего не поменялось. Мы к этому готовились давно.

Конечно, работы прибавилось, ведь на изоляции и лечении выявленных заболевших работа не остановилась — огромная нагрузка легла на сотрудников районного ЦГиЭ, амбулаторное звено ЦРБ. Сейчас их задача состоит в том, чтобы установить, изолировать, осмотреть, обследовать контактных лиц, предотвратить распространение инфекции, выделить нуждающихся в наблюдении в условиях стационара, если нужно,  госпитализировать.

Что касается конкретно инфекционного отделения, то мы, по заранее разработанному плану, развернули инфекционный госпиталь, перешли в закрытый режим работы. На данный момент в отделении оказывается помощь только пациентам с подозрением на Covid-19-инфекцию (пневмонии с патогномоничными, специфическими изменениями, пациенты с осложненным эпидемическим анамнезом, контактные лица с признаками заболевания) и подтвержденными случаями Covid-19. Больным с иной инфекционной патологией помощь будет оказываться в условиях Радостовской участковой больницы.

— Сколько тестов сделано на сегодняшний день? Кого тестируют в первую очередь? Где находятся люди с подозрением на заражение коронавирусной инфекцией?

— По состоянию на 1 мая забрано 175 тестов, цифра растет ежедневно. Всего в Брестской области 4 лаборатории для ковид-диагностики. Нас обслуживает лаборатория лонгитудиальных исследований УО « Полесского ГУ». Налажена доставка биопроб по мере необходимости. Тестирование — это молекулярно-биологическая диагностика методом ПЦР, когда в биоматериале ищут участок или саму РНК (геном) вируса. То есть это прямой метод, цель которого — найти самого «виновника» болезни. Лаборатория работает в 3 смены, беспрерывно. Делается все возможное, чтобы ускорить процесс обработки тестов.

 Мы забираем комбинированный назофарингеальный мазок не всем желающим, а только подлежащим контингентам, определенным действующими правовыми актами Министерства здравоохранения.

Назначение на обследование ни в коем случае не является «отсебятиной», это всегда обоснованное решение с указанием анамнеза и состояния пациента. На данный момент (со временем показания могут расшириться) обследуются лица, тесно контактировавшие с подтвержденным случаем (контакты 1 уровня, определяются врачом-эпидемиологом), пациенты с признаками ОРВИ из числа прибывших из любого зарубежья, лица с признаками ОРВИ из числа контактов 2 уровня, пациенты с пневмониями (со специфическими проявлениями), длительно лихорадящие пациенты с неуточненными ОРВИ. Из этой группы, конечно, первейшую диагностическую ценность будет иметь тест для пациентов с пневмониями и лихорадкой, то есть с явными признаками заболевания.

Если проводится диагностика, то априори, из вышесказанного мной понятно, что это, говоря профессиональным языком, сомнительное в отношении ковид лицо.

Где оно может находиться? Если человек здоров, то дома, в условиях самоизоляции или в специально отведенных центрах. Так, для контактов 1 уровня, у которых нет условий для самоизоляции, определен контактный центр. В нашем регионе — это Бездежская участковая больница. Если человек болен, то в условиях инфекционного отделения. В дальнейшем, при ухудшении эпидситуации, предусмотрено развертывание провизорного госпиталя на базе терапевтического отделения (для пациентов с признаками заболевания, но пока не подтвержденным) или наблюдение амбулаторно (при наличии легкого течения болезни и возможности изолироваться). Как видите, гулять, общаться, перемещаться такой пациент никак не может. 

— Спасибо за интервью, за ваши старания и прилагаемый максимум усилий в работе в столь трудное время.

Беседовал Андрей РАССАФОНОВ