spot_img

Путешествуем с Владимиром Несиным. Соединенные Штаты Америки

Дата:

Итак, 19 апреля 2002 года, после 17-дневного плавания судно прибыло к берегам Америки. В сопровождении катеров береговой охраны мы медленно прошли под сводами «Golden gate» и зашли в порт Окленд.

После взрыва в Нью-Йорке береговая охрана стала сопровождать все суда, приходящие сюда, так как Золотые ворота стоят первыми в списках объектов, намеченных террористами в программе «Священная война».

К сожалению, мы вошли ночью, когда Золотые ворота и знаменитая тюрьма «Алка трас», расположенная на острове, недостаточно видны, чтобы снять их на камеру во всей красе.

Утром на борт поднялись пограничники и таможенники, сличили по паспортам весь экипаж и пассажира, т. е. меня. Процедура проходила быстро, но штамп в моем паспорте (убытие из Новой Зеландии) поверг их в некоторое недоумение. Они не могли понять, как это я улетел из Зеландии 17 дней назад на самолете, а прибыл сюда на судне. Спрыгнул на парашюте, что ли? Но ребята они (пограничники) неглупые и поняли, что мне поставили штамп на убытие в аэропорту из-за отсутствия пассажирского терминала в морском порту.

Старший офицер расщедрился, поставил мне визу на 6 месяцев вместо моих двух, а затем, так как мой австралийский английский да еще и с русским акцентом был ему местами непонятен, поговорил со мной по-русски минут 10 почти без акцента, чем весьма смутил капитана судна. Тот и не подозревал, что офицер все понимает, и давал некоторые указания экипажу, как утаить кое-что при таможенном досмотре. Но это были такие мелочи, на которые таможенники смотрят сквозь пальцы. Американские офицеры мне понравились: вежливые, корректные, доброжелательные. Когда с формальностями было покончено, я попрощался с экипажем и сошел на землю Америки.

Правда, это были США, а не Южная Америка, которая давно манила меня, но и здесь я надеялся открыть что-то новое для себя и моих читателей.

Окленд – пригород Сан-Франциско, который называют жемчужиной западного побережья, его-то я и решил осмотреть в первую очередь. Чтобы попасть туда, я должен был перейти мост через залив, но когда попытался это сделать, полицейская машина остановилась возле меня, и мне вежливо предложили вернуться обратно: пешеходное движение здесь запрещено, хотя мост оборудован пешеходной дорожкой! Я спросил о причине этого запрета. Оказывается, местные самоубийцы облюбовали это место для сведения счетов с жизнью, что и стало причиной запрета.

Я попросил полицейских подбросить меня обратно в порт, чтобы позвонить оттуда кому-нибудь из русских, найдя предварительно какую-либо русскую фамилию в телефонном справочнике. Но у ворот порта увидел человека, садящегося в машину, и спросил у него, не знает ли он, где находится Русское общество в Сан-Франциско? Он ответил, что живет здесь недавно и не располагает такой информацией, но сейчас едет в район города, который называется «Rus^n Hill», возможно, там живут русские.

Около часа мы ехали по густонаселенным кварталам, на улицах которых, как и в Новой Зеландии, было много автомобилей и мало прохожих. Первое, что бросалось в глаза, это хорошая организация дорожного движения и отличное качество дорог. На каждом перекрестке есть таблички с названием улицы и указателем основных направлений. Также на каждом перекрестке есть пешеходные переходы, и правила предписывают водителям останавливаться перед ними, как только пешеход шагнет на них, если даже он сделал это на красный цвет. Светофорами оборудованы только большие перекрестки, на всех остальных лишь знак «Стоп» с четырех или двух сторон. Полицейский имеет право оштрафовать водителя, если заметит, что колеса не полностью остановились или пересекли стоп-линию.

Полицейских машин на улицах не так много, но они очень быстро появляются, если что-нибудь произошло, так как оборудованы хорошей связью, а законопослушные граждане считают своим долгом позвонить в полицию, если заметят какое-нибудь нарушение закона.

«Русский холм» оказался живописным местом, но русских там я не обнаружил. Попрощавшись с водителем, отправился в соседний район «Ричмонд», где, как мне сказали прохожие, есть православный храм. Погода радовала, по пути встречалось много парков, прохожие были приветливы и дружелюбны, так что идти было приятно. Планировка улиц была абсолютно прямоугольной, поэтому название «жемчужина» я бы заменил на «алмаз западного побережья». Поскольку земля здесь очень дорогая, дома на улицах буквально лепились друг к другу и только иногда перемежались роскошными особняками. Все дома оборудованы гаражами, но напротив каждого стояли еще машины, что говорит о том, что у семьи их несколько. Но не это меня удивило, а то, что машины эти не оборудованы противоугонной сигнализацией, а иногда просто стояли с открытыми окнами.

На улицах чисто, за исключением китайских и негритянских кварталов. В парках много гуляющих, на улицах – автобусных остановок, автобусы ходят очень часто, правда, не с такой точностью, как в Новой Зеландии. В каждом квартале есть пожарная колонка, наверное, потому, что постоянно дует ветер, а лето здесь очень жаркое, к тому же стены и крыши многих домов покрыты деревянной декоративной плиткой. Вообще все коммунальные услуги здесь на высоте: мусор забирают регулярно, почту привозят каждый день, а чтобы отправить письмо, его достаточно опустить в свой же почтовый ящик. В каждом квартале есть прачечная, оборудованная отличными автоматами, в которые нужно бросить белье и монеты и, придя через часик, забрать сухое белье.

Так я шел по улицам, постоянно останавливаясь и снимая интересующие меня объекты и расспрашивая прохожих, как всегда бывает, когда вхожу в другую страну. Часа через три увидел на одной из улиц вывеску на русском языке «Елисеевские деликатесы». Вошел и увидел на прилавках множество деликатесов с русскими названиями, и, конечно же, русскоговорящих покупателей и продавцов. Персонал оказался очень гостеприимным, девушки ответили на все мои вопросы, плюс накормили и еще дали продуктов в дорогу, хотя я их ни о чем не просил.

Из магазина отправился в сторону православного собора, рассчитывая найти там приют на одну ночь, так как не был уверен, можно ли ставить палатку в черте города в Америке. К моему удивлению, мне было отказано в моей просьбе. Это удивило меня потому, что в церквях и храмах не принято отказывать путнику и даже в мечетях предоставляют приют странникам, если даже они – христиане. Ну, как говорится, Бог им судья. Я, в общем-то, не очень расстроился, так как по пути к храму встретил несколько бездомных, которые с комфортом расположились в подворотнях, выгрузив из тележки спальные мешки и кое-какую еду. Homeless (бездомные) приспособили для передвижения по своему участку тележки, которые используются для покупок в магазинах. Все они получают пособие, как любой безработный, плюс к этому немало зарабатывают, стоя на оживленных перекрестках с табличкой на груди типа «Подайте бедному бездомному», хотя не такие уж они и бедные. Я не видел, чтобы они ели что-нибудь хуже, чем кусок курицы или пиццы, да к тому же еще травку покуривают.

Так вот, я видел, что этих ребят полиция не беспокоит, значит и я могу лечь где-нибудь в спальнике, а вот палатку лучше не ставить, так как наверняка подойдут полицейские, как это уже случалось со мной на Филиппинах.

Прежде чем расположиться на ночлег, решил побродить по ночным улицам, чтобы убедиться, что и ночная Америка не такая, как ее показывают в фильмах. Днем не увидел ни погонь, ни ограблений, а ночь оказалась и вовсе, как в каком-нибудь российском провинциальном городке (не в день получки). Правда, это был не центр города и не негритянский квартал, но все равно было как-то даже обидно – вот попал в США, а ничего такого американского не видно.

Помню, примерно такое же чувство было у меня, когда я попал в Индию. Три месяца ходил и ездил по ней, а так и не увидел нигде танцующих и поющих обывателей. Все-таки наши «Ленфильмы» были ближе к реальности, чем голливудские и индийские. Я же начитался достаточно фантастики в юности, поэтому сейчас предпочитаю путешествовать в реальном мире, видеть все своими глазами и в меру своих сил рассказывать об этом другим.

Однако в эту ночь мне не пришлось ночевать вместе с бездомными. Недалеко от «Golden Gate Park» я увидел вывеску «Дом Евангелия» и выходящих из этого дома людей, говорящих по-русски. Я подошел к ним и представился, однако на ночлег проситься не стал, они сами предложили мне кров и пищу. Пару суток находился в этом гостеприимном доме, совершая дневные и ночные вылазки в различные районы города. Больше всего материала отснял в «Down town» (так в Америке называют центральную часть города). Когда бродил среди прочих туристов, у меня в голове крутились слова песни: «Небоскребы, небоскребы, а я маленький такой», правда, мне не было ни грустно, ни скучно.

«Down town» Сан-Франциско по площади занимает около пяти квадратных миль, большинство зданий здесь – небоскребы различного времени постройки. Все они – шедевры инженерной мысли своего времени, ведь Сан-Франциско находится в зоне сейсмической активности. Пешеходов здесь тоже довольно много, особенно в часы начала и конца работы, а во время обеда все кафе забиты до отказа – каких только кухонь здесь нет – корейские, китайские, японские, вьетнамские, итальянские, мексиканские и даже монгольские. Туристы из всех этих стран тоже во множестве бродят по улицам, то и дело заходя в сувенирные магазины, соревнующиеся в фантазии оформления и дизайна.

Среди роскошных магазинов и авто очень часто, особенно в вечерние часы, можно увидеть фигуры бездомных, медленно идущих со своими тележками неизвестно куда. Я разговаривал с ними – большинство из них со сдвигами, но попадаются и очень интеллигентные, а некоторые даже богатые, им просто нравится жить так. Последние вполне могут вернуться к нормальной жизни, но большинство – законченные алкоголики и наркоманы. Оказывается, советская пропаганда говорила нам правду о проблеме с наркотиками в США.

Социальные услуги здесь не на такой высоте, как в Новой Зеландии, однако некоторые семьи – безработные в пяти поколениях, но имеют и медицинское страхование, и обслуживание, и образование, хотя не думаю, что это так уж хорошо, ведь в Америке достаточно черновой работы, которую сейчас выполняют нелегалы из Мексики и Азии. Правительство вынуждено закрывать на это глаза, потому что свои безработные не хотят делать эту работу. Ну да хватит об этом, лучше продолжу описание города.

«Даунтаун» – не единственная достопримечательность Сан-Франциско, здесь также множество известных мостов и парков. Мне особенно понравился «Golden gate bridge» и парк с одноименным названием – он очень длинный. На его территории много аттракционов, которые любят посещать окрестные жители и туристы. Берег же океана не очень живописен (на мой взгляд).

Чтобы осмотреть все достопримечательности, да еще пешком, двух дней было явно недостаточно, но мне не терпелось посмотреть другие места, может быть, «более американские»…

Владимир НЕСИН

(«Навіны Камянеччыны»)

Поделиться новостью:

Популярно

Архив новостей

Похожие новости
Рекомендуем

Делегация Правительства Пензенской области посетила Дрогичинских район

Знакомство с Дрогичинщиной началось с экскурсии по усыпальнице рода...

В Дрогичине состоялся митинг-реквием «День памяти и скорби»

Сегодня, 22 июня, в День всенародной памяти жертв Великой...

В Хомском сельсовете освящен новый поклонный крест

В канун великого православного праздника Святой Троицы (Пятидесятницы) в...

В Дрогичине состоялись соревнования сандружин

Сегодня в городском парке собрались участники санитарных дружин, чтобы...