spot_img

В Дрогичинском районе почтили память жителей деревни Сварынь, убитых в годы войны

Дата:

Сегодня, 16 апреля, исполнилось 80 лет, как фашистскими карателями была сожжена деревня Сварынь и расстреляно более ста ее мирных жителей. Деревня разделила участь еще более чем двух десятков сел Дрогичинщины.

Митинг-реквием в память о  годовщине гибели людей в Сварыни собрал местных жителей, учеников школы, военнослужащих пограничной заставы «Сварынь», руководство местной власти и сельхозпредприятия. Его гостями стали участники автопробега: представители общественных организаций, политических партий, профсоюзов, военкомата, депутатского корпуса района во главе с председателем райсовета Владимиром Нередом и заместителем председателя райисполкома Дмитрием Игнатчиком.

Маршрут автопробега прошел по всем памятным местам деревень Сварынь и Горавица, где горьким напоминанием о трагедии прошлых лет являются памятники и обелиски над братскими могилами. К ним были возложены цветы.

Слезы Сварыни

В годы Великой Отечественной войны белорусская земля приняла в себя миллионы людей, погибших не только на поле брани, но методично и хладнокровно умерщвленных в ходе осуществления гитлеровцами оккупационного режима. Одной из форм геноцида фашистских оккупантов стало уничтожение деревень вместе с их населением. Так, деревня Сварынь Радостовского сельсовета 16 апреля 1944 года пополнила список из более чем двух десятков деревень Дрогичинского района, которые разделили трагическую судьбу Хатыни.

Чтобы подробнее узнать о тех жутких событиях далекой весны 1944 года, мы отправились в приграничные деревни Сварынь и Горавица, где в преддверии юбилея этой траурной даты побывали у памятного знака на месте расправы оккупантов над мирным населением, а также заглянули в музей «Партизанской боевой славы» Сварынской базовой школы. На протяжении этого краеведческого путешествия нашим гидом и экскурсоводом была заместитель директора по воспитательной работе Радостовской средней школы и учитель истории Елена Страпко. Дело в том, что до недавнего времени Елена Николаевна работала учителем истории в Сварынской базовой школе и являлась там руководителем школьного музея. За 9 лет учительской карьеры в Сварыни она со своими учениками приложила немало усилий и записала множество воспоминаний местных старожил. Тогда, в военное лихолетье, по счастливой случайности им удалось выжить и через всю жизнь пронести память о тех трагических днях. К сожалению, большинства из этих людей уже с нами нет, но их воспоминания остались и продолжают для нас – потомков и наследников Великой Победы – служить верным ориентиром.

Беседуя с учителем истории, мы узнали, что в годы Великой Отечественной войны в деревне Сварынь находился штаб Брестского партизанского соединения и аэродром, который использовался для связи с Москвой.

«Летом 1943 года подпольный обком партии решил построить партизанский аэродром. Выбор пал на деревню Сварынь по той причине, что она располагалась в 25 километрах от Дрогичина и неподалеку от границы с Украиной. Это был центр большой партизанской зоны, границы которой тянулись от Днепровско-Бугского канала на севере до районных центров Украины – Любешова и Камень-Каширского на юге. Вокруг были леса и болота, которые являлись серьезным препятствием для продвижения войск оккупантов, а саму зону охраняли крупные силы партизан, – рассказывает Елена Страпко. – В августе 1943 года аэродром был построен. Вместе с народными мстителями в его строительстве принимало участие более 500 жителей окрестных деревень. Уже в сентябре на аэродром приземлился первый самолет. Работу аэродрома и его защиту обеспечивал отряд имени Щорса. На хуторах был размещен партизанский госпиталь. Жители деревни помогали досматривать раненых, оказывали помощь продуктами. «Вторая Москва», – именно так партизаны Брестчины и Пинщины называли деревню Сварынь».

Собеседница отметила, что постройка аэродрома привела к тому, что по ночам немецкие самолеты начали бомбить партизанский центр, а где-то во второй половине января 1944 года противник, собрав большие силы, пошел в наступление. Так, в 12 километрах от Сварыни партизаны вступили с немцами в боевое столкновение.

«В итоге народным мстителям пришлось отступить, и с того времени Сварынь и другие населенные пункты до освобождения района летом 1944 года были оккупированы немцами. Партизанский штаб располагался в лесах, недалеко от немецкой комендатуры, которая размещалась в деревне Горавица. Белоозерский канал разделял партизанскую зону и территорию, на которой находились фашисты, – подчеркивает Елена Николаевна. – События весны 1944 года развивались трагически. Деревни Сварынь и Горавица к концу марта уже были наполовину сожжены и разрушены от налетов немецкой авиации».

Благодаря сохранившимся воспоминаниям местных жителей, которыми поделилась учитель истории, нам представилась возможность подробно восстановить картину минувших событий.

Воспоминания жителя деревни Залесье Василия Терещука повествуют о том, что в один из весенних дней в западной части Сварыни появилась немецкая конная разведка. Два немецких всадника остались на краю деревни, а два других поехали по ее улице. Через некоторое время послышались выстрелы… Как вспоминает Василий Иванович, оказалось, что этих ехавших немцев убили двое местных жителей. Увидев, что вдали показалась скачущая после выстрелов подмога, они убежали через болото к лесу и скрылись. Немцы же, поняв, что это были местные жители, их даже не преследовали – забрали своих убитых и уехали из деревни.

Учитель истории продолжает рассказывать, и мы узнаем, что через несколько дней после этого случая, 16 апреля, в деревню прибыл конный карательный отряд немцев. В подтверждение этому Елена Страпко предоставила нам воспоминания бывших жительниц деревни Сварынь Марии Кинчак и Анны Капузы. Воспоминания этих женщин врываются в сознание отголоском горьких слез и душераздирающей болью. Вот, о чем когда-то рассказывали сестры Мария и Анна:

Мы праздновали в этот день православную Пасху. Отец держал на коленях Савку, мать кормила грудью Федю, время от времени бросая взгляд в сторону деревни (люди начинали прятаться кто как мог).

Мать пальцем позвала к себе своих детей Маруську, Степку и Ганьку.

– Маленькие мои, – целовала она каждого. – Когда увидите немцев, – убегайте. Из-под конвоя, даже из ямы бегите. Может, хотя бы одному посчастливится выжить.

– Да брось ты, Фрося, нюни разводить, – не выдержал отец. – Ты забыла, что сегодня праздник.

– Какой может быть праздник у нелюдей?

– Так воскресенье. А немчура его празднует.

– Ой, Петро, чует мое сердце недоброе. Колотится аж…

И вдруг:

– Немцы! Убегайте, деточки! Спасайтесь!

И бросились мы под градом пуль в густые болотные кусты.

Всех, кого в этот день поймали немцы, согнали во двор бывшего лесничества в деревне Горавица. Тех, кто пытался бежать, расстреливали. Немецкий офицер через переводчика обратился к жителям: если ему укажут, кто убил двух немецких солдат, то пострадают только виновные, а остальных отпустят. Все молчали. Тогда по команде немецкого офицера их расстреляли.

Историк Елена Страпко подчеркивает, что в этот день лишились жизни 97 женщин, стариков и детей, трупы которых сбрасывались в противопожарный колодец. На месте этой массовой казни над жителями Сварыни в  Горавице  в 2006 году был установлен памятный знак. После вскрытия этого захоронения поисковым батальоном были найдены останки невинных жертв войны.

– Тогда немногим удалось избежать смерти. Спрятавшись в болоте, сестры Мария и Анна остались живы. Ни одна пуля их не зацепила, хотя они и вынуждены были залезть в мутную болотную воду по самую шею. Через время, мокрые и промерзшие, девочки вернулись в деревню, – продолжает рассказывать Елена Николаевна.

После массового уничтожения жителей Мария и Анна остались сиротами. В живых осталась только их бабушка Пелагея Никифоровна, но она сошла с ума и не признавала своих внучек. Целыми днями она ходила по лесу и звала погибших родственников, предупреждая: «Донька Фрося, зятек Петя, прячьтесь подальше, а то облава идет!» Для этой женщины война так и не закончилась. До самой смерти Пелагея Никифоровна так и не восстановила память.

«Фашисты не только уничтожили жителей, но и сожгли Сварынь. После той трагедии лишь 4 дома, принадлежащие Савелию Капузе, Алексею Макаросю, Михаилу Капузе и Савелию Кинчаку, уцелели. Не был сожжен и дом Петра Капузы, так как в нем жили немцы, – подчеркнула краевед Елена Страпко. – Если на фронтах Великой Отечественной войны погибли 44 жителя Сварыни, то всего за годы немецкой оккупации было убито 118 жителей деревни и сожжено 199 домов. Сварынь, как и множество других населенных пунктов Беларуси, отмечена на «кладбище сожженных деревень» в мемориальном комплексе «Хатынь».

Поделиться новостью:

Популярно

Архив новостей

Похожие новости
Рекомендуем

В Дрогичине наградили лучших тренеров и победителей спартакиады

Вчера отмечался День работников физической культуры и спорта. Сегодня,...

Определены победители районного этапа «Властелин села»

Сегодня, 18 мая, в агрогородке Бездеж на территории музея...

Главного инженера предприятия в Дрогичинском районе задержали за взятку

Главного инженера предприятия в Дрогичинском районе задержали за получение...

Губернаторы областей принимают участие в ежегодном сборе “Военная безопасность и оборона государства”

Развитие военно-политической обстановки в мире и непосредственно вокруг Беларуси...