spot_img

70 лет Победы: когда солдаты плачут

Дата:

Он и сегодня, несмотря на пенсионный возраст, имеет довольно бравый вид: молодцеват,  строен, подтянут…  Посмотришь на него, 89-летнего инвалида войны Василия Александровича Корха из деревни Радостово, и остается впечатление, что на жизнь он даже в трудные минуты не жаловался, все испытания переносил терпеливо и мужественно, и по фронтовым дорогам, сродни известному литературному герою Василию Теркину, шел легко и весело.

Инвалид Великой Отечественной войны Василий Александрович Корх
Инвалид Великой Отечественной войны Василий Александрович Корх

Как вспоминает мой собеседник В.А.Корх, на фронт он был призван Дивинским военкоматом  в августе 1944 года. Ему только что исполнилось 18 лет, и перед тем как направить воевать, Василия вместе с другими новобранцами доставили в городок Козельск в России, где в течение нескольких недель он освоил и получил военную специальность «стрелок».  А вскоре новобранец оказался в самом пекле военных сражений.

По утверждению бывшего фронтовика, воевать он не боялся. «Рядом были сотни таких же, как я, солдат, и потому вместе идти в бой было не страшно, – объясняет Василий Александрович. – В таком случае всегда была надежда, что всех не перебьют и кто-то обязательно выживет, чтобы гнать врага дальше.  И так получалось, что пули меня не брали. До поры до времени…»

В конце осени 1944-го рядовой Василий Корх уже находился в окопах под Кенигсбергом. Эта крепость  была подготовлена немецко-фашистскими войсками к длительной обороне, и на подступах к ней велись тяжелые и кровопролитные бои. Ветеран вспоминает, что в январе 1945 года часть войск, в числе которых был и боец из Радостово, попала в окружение. Солдаты отбивались трое суток, а потом, почувствовав поддержку и подкрепление со стороны наших войск, пошли на прорыв. В атаке Корх получил ранение в руку, но решил перетерпеть и никому не говорить об этом, чтобы не отстать от своих однополчан. А потом, как помнит Василий Александрович, совсем рядом  раздался взрыв, и он почувствовал боль в ногах. Боец приостановился, потрогал, что кости целы, и решил:  жить он будет, а значит, надо двигаться дальше. В этом едином порыве со всеми он не чувствовал сильного недомогания и не замечал большой кровопотери. И только когда бой приутих и изможденные солдаты получили передышку, Корх присел на землю и понял, что подняться он не сможет. Сил на это у него уже не осталось.

Потом к раненому солдату подошел санитар, начал разрезать набухшую от крови одежду, чтобы сделать перевязку.  От большой потери крови Корх потерял сознание, и очнулся раненый боец лишь в медсанбате.

Затем начались долгие скитания по госпиталям: два месяца Василия лечили в Каунасе, затем отправили в глубокий тыл – в Рязань. Там его нашел орден Отечественной войны и медаль «За Победу над Германией». А впоследствии В.А.Корх был удостоен и второго ордена Отечественной войны.

Там же, вдалеке от фронта, рядового стрелка застала и весть о Победе над фашизмом. Василий Александрович помнит то всенародное радостное ликование, когда люди, одновременно смеясь и плача, обнимались, целовались, пели, плясали прямо на городских улицах…

Обо всем этом – начиная от призыва и завершая своим тяжелым ранением, – солдат рассказывает весело и с задором. Как будто не на войне побывал – на прогулке.

Домой, в Радостово, В.А.Корх вернулся инвалидом, со скрюченной рукой, с покалеченными ногами. О боли и ранах старался не думать, потому что кругом было полно работы, а мужских рук не хватало. Так бывший фронтовик и остался в родной деревне: трудился, женился, растил и поднимал на ноги троих детей.

Сейчас дочери Василия Александровича находятся очень далеко от родительского дома – одна проживает  в Хабаровске, другая —в Петропавловске-Камчатском, и овдовевшего отца  постоянно навещают сын с невесткой, которые обосновались в Кобрине. Всем он доволен, и кажется, что, несмотря на возраст, жизнь ему – в радость.

– А случались ли в вашей фронтовой биографии моменты, которые остались самым страшным воспоминанием о войне? – спрашиваю у пожилого солдата.

– Был такой эпизод, – говорит мой собеседник, – когда я впервые увидел разбитую военную колонну. На обочине дороги дымилась покореженная машина, а рядом лежал солдат. Все внутренности у него были вывернуты наружу, и я до сих пор помню, как наверху, в открытой грудине, еще билось его сердце – маленькое, как человеческий кулак…

И здесь Василий Александрович совсем неожиданно и по-мужски скупо застонал-заплакал. Значит, есть раны, оставленные войной, которые не лечит время и которые кровоточат всю жизнь! И хотел бы забыть их солдат, да не получается…

Галина ШАФРАН

Фото автора

Поделиться новостью:

Популярно

Архив новостей

Похожие новости
Рекомендуем

Освобождение Беларуси. 80 лет назад, 23 июня 1944 года началась операция “Багратион”

Подготовка Белорусской наступательной операции началась весной 1944 года. Исходя...

Делегация Правительства Пензенской области посетила Дрогичинских район

Знакомство с Дрогичинщиной началось с экскурсии по усыпальнице рода...

В Дрогичине состоялся митинг-реквием «День памяти и скорби»

Сегодня, 22 июня, в День всенародной памяти жертв Великой...

В Хомском сельсовете освящен новый поклонный крест

В канун великого православного праздника Святой Троицы (Пятидесятницы) в...