Судьбы людские: долгая дорога домой…

Дата:

Эта память, верьте, люди,

всей земле нужна.

Если мы войну забудем,

вновь придет война.

Война… Это страшное слово, будто колючая заноза, навсегда заселo в сердцах тех, кого она затронула. С каждым годом все меньше становится ее живых свидетелей. Но память человеческая помнит все ужасы и страдания. Это касается и людей, приближавших святой День Победы с оружием в руках, и тех, кто стал жертвой «фашистской машины». Герой этого материала, Виталий Андреевич Куксич, – узник немецких лагерей. Он сполна узнал, что такое голод, холод, вражеская ненависть, страх смерти…

Виталий Андреевич Куксич помнит ужасы немецкого плена
Виталий Андреевич Куксич помнит ужасы немецкого плена

…В свои без малого 90 лет (юбилей он будет праздновать осенью) Виталий Андреевич  не любит сидеть сложа руки. В этом журналисты «районки» смогли убедиться лично, едва открыв калитку во двор его дома. Под ярким майским солнышком пожилой человек  поливал из шланга кустики малины. Вышло, что отвлекли человека от дела.

– Проходите, проходите, не стесняйтесь. Есть что вспомнить, – приглашает нас в дом Виталий Андреевич. – Смотрите, какой порядок вокруг. Я люблю, когда чисто. Всегда хозяйственным был.

Впрочем, его веселый голос быстро сменяется задумчивостью, когда разговор заходит о военном лихолетье.

Война  поставила крест на планах его, 17-летнего паренька из Брашевич, поступать в лесной техникум. И чем больше времени проходило – тем страшнее становилось. Ведь таких, как Виталий Андреевич, молодых людей немцы отправляли на работы в Германию. В 1942-м году ему повезло не попасть в группу тех, кого вывозили на рабский труд.

 – Выручил знакомый в деревне. Он предупредил дядю, мол, если я хочу избежать отправки в Германию, надо устраиваться здесь на какую-нибудь работу. В итоге «по блату» я вместе с товарищем-односельчанином устроился рабочим на зерносклад в Дрогичине. Хоть и обещали, что будут платить какие-то деньги, но на самом деле трудились на немцев бесплатно, – вспоминает В.А. Куксич.

С дрожью в голосе он рассказывает, как фашисты расстреливали местное население. Все это происходило как раз рядом со зданием зерносклада (сейчас на этой территории около железнодорожного вокзала в Дрогичине установлен памятник). Там, за дощатым забором, людей расстреливали и скидывали в яму. Виталий Андреевич  вместе с напарником старались лишний раз не показываться на глаза гитлеровцам.

Но однажды любопытство едва не стоило им жизни.

– На дворе была зима. На сантиметров 10 снегом запорошило землю. Кладовщик открыл ворота зерносклада. И мы увидели: на могиле лежат убитые. Решили подойти поближе. На снегу, залитом кровью, лежал мужчина только в тоненькой льняной сорочке. Рядом была женщина в кожушке, сжимавшая в руках сумочку. Мы испугались – и вернулись обратно. Прошло совсем мало времени, как к нам пожаловали два украинца-полицая. Один из них грозно глянул на нас: «Кто был около убитых?!» Потом посмотрел на мои ботинки и говорит: «Ты был. Вижу твои следы». Я чуть не обомлел от страха. Полицай схватил меня за руку и обратился к напарнику со словами: «Дай пистолет!». Слава Богу, тот не послушал его. А у меня вся жизнь буквально пролетела перед глазами… – рассказывает В.А. Куксич.

После того случая его стали прятать от немцев, но в итоге Виталий Андреевич решил бежать. Быстро перепрыгнув забор, он пустился наутек. Добрался пешком до родных Брашевич. Советовался с родственниками, как быть дальше. И решил отправиться трудиться на другой зерноток, подальше от «знакомого» полицая.

А весной 1943-го опять начались наборы на принудительные работы на чужбине. В первую группу отправленных герой этого материала не попал. Но незавидная участь все же не миновала юношу тем летом…

– Отец принес повестку явиться в здание, где сейчас находится райотдел милиции. Раньше-то там была тюрьма. Когда именно состоится отправка – никто точно не знал. Все были напряжены. В ожидании. Хорошо хоть отец передал спешно собранный мешок с продуктами. После одной ночевки в здании  тюрьмы нас всех вывели и под охраной отправили на железнодорожный вокзал. Помню, как плакали шедшие поодаль от нас, молодых, родители…  С ними даже не дали попрощаться. Немцы были злые. Как собаки, – говорит Виталий Андреевич.

Вместе с другими жителями нашего района в товарных вагонах он попал в Брест. Затем был пересыльный пункт на станции Граево, где немцы провели санитарную обработку людей. Часть из них ночевала просто под открытым небом. А под вечер всех опять распределили по товарнякам, коих насчитывалось больше десятка. Впереди всех ожидала жизнь на чужбине, в Западной Германии.

– Городок Зоест. Вот место, куда я попал. В распределительном пункте за прибывшими белорусами приезжали бауэры, хозяева фабрик. Один из них, с белой тростью, указал пальцем на меня. Так я очутился в городке Хорн. Работать надо было на фанерной фабрике. Там же размещался и цех ДСП (древесно-стружечной плиты), где меня определили в грузчики. Возле фабрики – большой длинный барак, высоко огороженный колючей проволокой, в котором находилось порядка 70 русских военнопленных. Рядом с ними нашлось место и мне, – оживляет в памяти давние события В.А. Куксич.

Видно, как тяжело даются узнику  эти воспоминания. Ведь условия на чужбине были нечеловеческими. Очень плохо кормили. В основном мерзлой брюквой. Поначалу тяжело было принимать такую скверную пищу. Но выбора-то иного не оставалось…

Виталий Андреевич признается, что встречались ему и человечные немцы. Один такой постоянно, втихаря от напарника, подкармливал Виталия хлебом. Правда, частью пайка парень из Брашевич делился с ранеными военнопленными.

Время шло. На дворе стоял 1944 год. В ноябре Виталия сняли с работ и сказали собирать вещи. Вместе с другими товарищами по несчастью он очутился в неизвестном немецком городке, откуда людей повезли на границу с Францией, к линии Мажино.

Совсем рядом находились американские войска. Немцы заметно паниковали, понимая, что все идет отнюдь не по их плану. Каждый день фашисты отправляли пленных на земляные работы, заниматься обустройством оборонительных сооружений. Кормили по-прежнему плохо. А американские истребители часто кружили над лагерем, обстреливая немцев и их военную технику.

Все это время Виталий Андреевич вспоминает с содроганием, потому что жить приходилось в невыносимых условиях. Полгода без сменного белья, немытыми и голодными.  Поэтому в феврале В.А. Куксич вместе с двумя товарищами решились на побег. Ночью они бежали к железной дороге, где стояли товарняки с углем. Никто не заметил беглецов. Правда, далеко им доехать не удалось. На конечной станции Падерборн их, чумазых от угля, увидели немцы. И отправили в обратном направлении.

До Дня Победы оставалось все меньше времени.

И четвертое апреля В.А. Куксич считает самым счастливым днем в своей жизни, когда их освободили американские войска. Рассказывая об этом, узник не в силах сдержать слез.

День Победы пленные встречали в сборном лагере.

А в августе вместе с военно-пленными у реки Эльба Виталия Андреевича встретили солдаты Советской Армии.

– В воинской части я и принял присягу. Дорога домой откладывалась. Направили нести службу в 288-й стрелковый полк. Был писарем. Вначале служба проходила в Германии. А в  1947-м году отправили в город Калинин на строительство военного завода.

Демобилизовался В.А.Куксич весной 1948-го.

Начиналась другая, гражданская жизнь. Под мирным небом и без оккупантов.

Род Куксичей славился тем, что и прадед, и дед, и отец занимались пчеловодством. Продолжил семейное дело и Виталий Андреевич, для чего поступил на учебу в сельхозшколу в Гольшанах (Ошмянский район Гродненской области).

Одно время он курировал пчеловодство и садоводство в райисполкоме. Но наиболее яркий след в его трудовой биографии  оставила работа на посту начальника гортопа. Первым и бессменным на протяжении более трех десятков лет.

– Старался, чтобы была дисциплина. Был руководителем хоть и строгим, но справедливым. Всегда помогали нуждающимся ветеранам войны, узникам, вдовам погибших на войне солдат. Считаю, если требовать с подчиненных, надо и самому показывать пример. Я приходил на работу раньше других, чтоб удостовериться, все ли в порядке на всех участках. Думаю, оставил о себе хорошую память, – признается он.

Уйдя на заслуженный отдых, Виталий Андреевич занимался пчеловодством. Говорит, лишь недавно «завязал». Годы-то все-таки идут, и здоровье уже подводит. А свой секрет долголетия В.А. Куксич объясняет любовью к жизни, отсутствием вредных привычек и желанием никогда не сидеть на месте.

За разговорами с ним пролетело несколько часов. Мы прощаемся, а Виталий Андреевич, уверены, опять возьмется хозяйничать на своем участке. Не в его правилах не доводить дело до конца…

Алексей НАУМОВЕЦ

Фото Ивана ЛЕОНЧИКА

Поделиться новостью:

Популярно

Архив новостей

Похожие новости
Рекомендуем

В агрогородке Закозель прошло экскурсионно-познавательное мероприятие

В выходной день 21 июля агрогородок Закозель собрал любителей...

В Дрогичинском районе прошел праздник земляков

В деревне Сутки Дрогичинского сельсовета 20 июля прошел праздник...

Президент дал оценку работы промышленного сектора и поставил задачи на перспективу

Ситуация в сфере промышленности в целом складывается неплохо, но...

Аграрии Дрогичинского района намолотили 33,6 тысяч тонн зерна

По состоянию на 22 июля сельхозпредприятиями района убрано зерновых...