Афганская зазубрина на сердце

Дата:

Родители у Коли Симоновича были простые колхозники: мама – доярка, отец – полевод. Отгуляв выпускной, Коля пошел работать в родной колхоз «Советская Белоруссия», права тракториста сельские парнишки тогда получали в школе. В характеристике, выданной в военкомат, руководство хозяйства молодого механизатора, не лукавя, нахваливало…

Домой мама Николая вернулась в приподнятом настроении. Как всегда перед призывом, в сельский Совет приезжали сотрудники районного военкомата, беседовали с родителями будущих солдат. Их слова о том, что Коля, как примерный тракторист, на срочную службу обязательно попадет в хорошее место, бальзамом легли на сердце женщине. Сказали даже, что, очевиднее всего, служить ее сыночек будет в Германии.

Воин-интернационалист Николай Иванович Симонович
Воин-интернационалист Николай Иванович Симонович

В армию Николая Симоновича призвали 22 октября 1980 года. Отшумели проводы, на которых не обошлось без традиционного тоста за то, чтобы служба медом не казалась. Только не в Германию повела судьба новобранца, а в Туркменистан. Полтора месяца Николай  провел «в карантине». Новый, 1981-й, год, он уже встречал на боевом дежурстве в БТРе. Шли пятые сутки его пребывания на афганской земле. На родине под бой курантов взлетали в потолок пробки от шампанского, звенели бокалы, фейерверки раскрашивали небо. Впрочем, здесь тоже был свой «феерферк». Новый год солдаты приветствовали автоматными и пулеметными очередями, трассирующие пули разрывали ночную темноту. Бойцы кричали во весь голос и стреляли, стреляли, просто так, в небо! Еще не обстрелянный, 18-летний водитель Николай Симонович с ужасом наблюдал за происходящим из притаившегося в капонире БТРа и силился понять, что же происходит вокруг.

…А вокруг была война. Тогда еще никто не знал, как долго она продлится и сколько мальчишек вернется на родину в цинковых гробах, сколько солдат и офицеров получат ранения, станут инвалидами, скольких подкосит тиф и желтуха. Николай Симонович считает себя счастливчиком. За два года в Афганистане он не был ранен, не подхватил ни желтухи, ни тифа, и даже ни разу не почувствовал зубной боли.

– Я не жалею о том, что попал в Афганистан, – абсолютно искренне говорит Николай Иванович через 32 года после «дембеля». – Я сражался за Родину! Принял присягу и выполнял свой гражданский долг. Если бы не я, то кто-то другой оказался бы на моем месте в Афганистане. И неизвестно, вернулся ли бы он домой живым…

Когда у сына Николая Ивановича – Виталия – наступил призывной возраст, отец поинтересовался, хочет ли тот служить. Сам он был уверен, что срочная служба для молодого человека, если он хочет стать настоящим мужчиной, необходима. Много рассказывал сыну про Афганистан, с гордостью показывал медали «За боевые заслуги» и «От благодарного афганского народа». К радости отца, Виталий оказался годен к военной службе по состоянию здоровья. Служил в Бресте, в Красном дворе, пожарным. Навещая Виталия, бывший воин-афганец обратил внимание на список личного состава военнослужащих, находящийся на видном месте. Порадовался за ребят, за то, что служат в мирное время, в мирной стране. Он, Николай Иванович, не видел списка личного состава своей 5-й боевой роты второго батальона 395-го мотострелкового полка. Его невозможно было вывесить: смерть, ранения и болезни вырывали бойцов из рядов товарищей ежедневно.

Трижды счастливая случайность спасала самого Николая Симоновича, казалось бы, от неминуемой гибели. Трижды моджахеды подбивали его БТР аккумулятивными снарядами «РПГ-7». Попади они в броню, и вряд ли удалось бы уцелеть водителю и его товарищам. Но Николаю везло: во всех трех случаях снаряды попадали в колеса.

Память воина-интернационалиста цепко хранит имена погибших ребят и по-прежнему возвращает его в военное пекло:

– Наши получили приказ сопровождать колонну афганских офицеров, генералов, которые ехали инспектировать свою армию. В живых остался лишь один водитель, гомельский парень из моего призыва. Остальные 12 человек погибли. Среди них был старшина роты Витя Мацкевич, считай, земляк, из Лунинца. Погиб и только что прибывший из Советского Союза молодой прапорщик…

Это трудно понять, но оказавшись на войне, человек привыкает ко всем лишениям, к обстрелам, смерти, крови, к тому, что самому нужно стрелять по живым мишеням. Первые полгода службы Николай Симонович и его боевые товарищи ютились в самых обычных землянках. Потом перебрались в здание школы, где даже не было электричества. Помещения освещались обычными керосиновыми лампами. По-доброму бойцы завидовали соседнему полку, который дислоцировался в более цивилизованных условиях. Там были даже холодильники, что позволяло хранить мясо, яйца и включать их в рацион солдат. О своем рационе Николай Иванович предпочитает не вспоминать. И лишь полтора месяца перед демобилизацией Симонович пожил в палатке, которая после двухлетних мытарств казалась такой уютной! Впрочем, там, на войне, главное было не то, в каких условиях спать и принимать пищу. А просто быть живым, видеть небо, дышать, разговаривать с друзьями и верить, что обязательно вернешься домой, увидишь маму, обнимешь любимую девушку.

В мае 1982 года Александр Симонович пришел домой, в деревню Адамово, … в краткосрочный отпуск. Поездкой на родину и медалью «За боевые заслуги» он был награжден за мужество, проявленное в армейской операции в зеленой долине смерти. Афганские рисовые поля были залиты водой, так что ни танки, ни БТРы не могли продвинуться. Водители боевых машин оставляли технику и шли в бой.

– И мне удалось договориться с ротным, чтобы пойти с ребятами, – рассказывает Николай Иванович, словно стремился он не под пули, а на футбольный матч. – Воды на рисовых полях по пояс. Мы шли четырьмя подгруппами, и все попали во вражеское кольцо. Сигналом к отступлению должна была служить красная ракета, но так получилось, что ее уже некому было запустить. Спасло то, что выбрались к дувалу, высокому глиняному забору. Забросали его гранатами и попытались перебраться на другую сторону. Мокрые, экипировка вся зимняя, оружие, с собой патроны, противогаз. Солдат из Средней Азии как-то быстро сумел перебраться, а я лишь за четвертой попыткой перевалился через тот глиняный забор. А дальше что делать? У него из-за грязи заклинило пулемет, у меня – автомат. Благо, афганцы в углах своих домов и в нежилых постройках держат тряпки, чтобы можно было опуститься на колени во время молитвы. В каком-то строении мы нашли такие тряпки и ими протерли оружие. Тем временем к нам пробрался радист. По рации вызвали из дивизии «вертушки», так и остались живы. А 12 «дембелей», которым предстояло в мае уйти домой, погибли…

Он мог после отпуска не возвращаться в зону боевых действий: отпускникам предоставлялась возможность остаться на пересылочной базе в Термезе. Но Николай принял решение дослужить срочную службу на войне и вскоре вновь влился в свою родную 5-ю роту. Опыт солдат, прослуживших в боевых условиях не месяц и не два, был очень востребован и необходим молодому пополнению. «Дембелей» «разбрасывали» по воинским формированиям, где они обучали новобранцев.

…Встречая на войне Новый, 1982-год, Николай Симонович уже не удивлялся традиции палить в ночное небо из всего оружейного арсенала. Как правило, в такие праздники, как Новый год, 23 февраля, День Победы, 22 июня афганские моджахеды  вели себя особенно нагло, агрессивно, нападали на гарнизоны. Поэтому солдаты не спали и давали понять врагу, что готовы встретить его в полной боевой готовности. Николаю Ивановичу запомнилось 22 июня, когда бой не стихал с раннего утра и до захода солнца. Впрочем, сколько таких боев было за два года службы!..

Умер, не дождавшись Николая с войны, отец. Всего месяц не дожил он до возвращения сына. Николай спешил, чтобы поддержать мать, ведь нелегко вдовой женщине в деревне на хозяйстве. Поначалу он трудоустроился в колхоз, а потом водителем на почтовую машину в автопарк № 15. Водительское удостоверение Николай получил перед армией, на курсах от военкомата. В 1993 году перешел на работу в районный узел электросвязи, с тех пор так и шоферит в Белтелекоме. Его ярко-голубая «Газель», разрисованная рекламой услуг Белтелекома, невозможно не заметить на городских улицах и дорогах района. Технику Николай Иванович любит, содержит ее в чистоте. Человек он по природе своей аккуратный, да и Афганистан, где от состояния техники и оружия зависела жизнь, многому научил.

Еще тогда Николай Симонович понял, что нет ничего ценнее и важнее, чем мир, и что страшнее войны ничего быть не может. С первого дня бывший воин-интернационалист внимательно следит за событиями в соседней Украине и с надеждой ожидает мирного урегулирования ситуации.

Еще долго во снах продолжалась для него война. Еще долго, забывшись дремой, он пытался найти оружие и пугал родных криком: «Где мой автомат?»

– Бывает, что и теперь еще война приснится, – старается скрыть за улыбкой смущение Николай Иванович. – Нету нервов у тех, кто там побывал! Нету! – Он проводит рукой по облысевшей голове и произносит: – В армию шел, такая густая шевелюра была – расчески ломались! А теперь вот какая прическа. Вскоре после возвращения из Афгана начал лысеть…

Сегодня на территории района проживает 104 воина-интернационалиста. Из такой небольшой деревни, как Адамово, где родился и вырос Николай Симонович, на срочную службу в Афганистан кроме него были призваны еще два парня: Валентин  Дашкун и Петр Мельник. На сердце каждого бывшего афганца война оставила свою зазубрину. Накануне Дня памяти воинов-интернационалистов боевые товарищи ходатайствовали перед районной властью о награждении Николая Симоновича Благодарственным письмом райисполкома. Мол, дело не только в том, что он достойно прошел свой боевой путь, но и в том, что не менее достойно живет в мирное время: добросовестно трудится, воспитал с супругой прекрасных сына и дочь, к людям по-доброму относится и не скупится на искреннюю улыбку.

Нина ТКАЧУК

Фото Ивана ЛЕОНЧИКА

Поделиться новостью:

Популярно

Архив новостей

Похожие новости
Рекомендуем

Выборы делегатов ВНС от местных советов депутатов и гражданского общества пройдут с 1 по 10 апреля

Выборы делегатов Всебелорусского народного собрания от местных советов депутатов...

ОАО «Липникский» начал весенний сев

  1 марта в хозяйстве приступили к севу ранних яровых...

Работа по улучшению дорожной инфраструктуры в городе набирает обороты

В нынешнем году погода особенно «старательно» нанесла урон дорогам....

Узнали, какие проблемы волнуют жителей Лосинцев и Беленка

Весенний сезон открываем путешествиями с автолавкой Дрогичинского райпо по населенным...