spot_img

В памяти навсегда. Вдали от дома, на земле германской

Дата:

В этом году жительнице нашего района Любови Андреевне Лойко исполнилось девяносто лет. Практически всю жизнь женщина провела на родном хуторе недалеко от деревни Белинок. В памяти Любови Андреевны часто всплывают воспоминания прошлого: не только светлые, связанные с семейным счастьем, но и мрачные, когда во время войны она оказалась в числе девушек, вывезенных оккупантами на принудительные работы в Германию.

Хутора на окраине деревни Белинок стали появляться в конце двадцатых годов прошлого столетия. Примерно в это же время там поселились и родители нашей собеседницы – Андрей и Анастасия. Люба – младшая дочь в семье – на тот момент была еще совсем маленькой. Как и многие крестьяне в те времена, родители девочки работали на своем земельном участке: сеяли, пахали, разводили домашнюю живность. Люба подросла и стала ходить в начальную школу в Белинке.

Вдали от дома
Любовь Андреевна Лойко (справа) с подругой в Германии

Жизнь молодой семьи текла тихой, спокойной рекой, пока вдруг не наступило тяжелое время Великой Отечественной войны. Старшая сестра Любы тогда была уже замужем, а наша собеседница осталась жить с родителями. Как только ей исполнилось шестнадцать лет, девушку занесли в списки для отправки в Германию. Когда за Любой приехали, мать со слезами, чуть ли не на коленях, умоляла не забирать родное дитя. Но это не помогло: юную хуторянку вместе с другими узницами посадили в душный вагон и увезли. Как вспоминает Любовь Андреевна, сразу они попали на распределительный пункт в Бресте, где девушки провели около недели. Родители некоторых из них не теряли надежды вернуть своих детей – добравшись до города, хотели договориться с местными властями, но было уже поздно, поезд с юными узницами отбыл на запад.

Наша собеседница попала в семью пожилого немца, который имел собственную ферму, держал коров, лошадей. У него была большая семья: два сына (оба были на фронте) и две дочери. Вместе с другими узницами Люба ухаживала за животными, работала в поле. Там к девушкам относились доброжелательно, неплохо кормили. Когда через некоторое время подошла линия фронта, бауэр с семьей эвакуировался и предложил им поехать с ним, но те ответили отказом, сказали, что будут дожидаться своих. Люба и несколько других узниц прятались в подвале разрушенного бомбежками дома бывшего хозяина. Несколько раз там их обнаруживали немецкие солдаты, но не причиняли вреда, молча уходили. Наконец узниц нашли солдаты-освободители. Домой к родителям их отправили не сразу – Любу и ее подруг пристроили на кухню в один из армейских полков. Когда девушка все же вернулась домой, ей было уже девятнадцать лет.

В двадцать три года Люба вышла замуж. Ее избранник Михаил был с их хутора и работал в местном колхозе кузнецом. Жить они стали в доме жены вместе с ее матерью. Один за другим у семейной пары появлялись дети: пять мальчиков и две девочки. Как вспоминает Любовь Андреевна, все сыновья, как один, придя из армии, примерно через полгода произносили радостные для нее слова: «Мама, я женюсь!». Причем далеко не отправлялись в поисках невест, выбирали спутниц жизни из соседних хат. Только старший, Михаил, женился на девушке из Гомельской области, которая приехала в Белинок работать библиотекарем.

Все хуторяне тогда работали в местном колхозе и держали большие подсобные хозяйства. Магазина вблизи не было, но трудясь на своей земле, они обеспечивали себя всем необходимым. Только спустя несколько десятилетий после войны сельмаг открылся в Белинке, куда и стали ходить за продуктами жители хутора. Электричество к ним тоже было подведено с опозданием, только в 80-е годы в домах по вечерам стал гореть свет лампочек. До этого местные жители пользовались свечами и керосинками.

 Все хуторяне были дружны, никогда не оставляли друг друга в беде. Вечерами они собирались у костра, разведенного у кого-нибудь на подворье, пекли картошку, устраивали застолья, вместе пели песни. Но с годами жизнь на хуторе стала угасать, старики умирали, а молодежь, в том числе и дети нашей собеседницы, разъехалась по разным уголкам страны. Сейчас остались жилыми только два дома – Любови Андреевны и еще одной восьмидесятилетней женщины.

Несколько лет назад умер супруг нашей собеседницы Михаил, с которым она прожила более шестидесяти лет. Женщину навещает дочь Людмила, которая живет в Дрогичине и на зиму забирает маму к себе в квартиру. Дети и внуки не раз уговаривали Любовь Андреевну покинуть хутор и переехать к кому-нибудь из них, но она всегда отказывалась, говоря, что не оставит родной дом, который за долгие годы стал важной частью ее жизни.

Андрей РАССАФОНОВ

Предыдущая статья
Следующая статья

Поделиться новостью:

Популярно

Архив новостей

Похожие новости
Рекомендуем

Белорусская милиция усилит профилактику правонарушений среди несовершеннолетних во время каникул

Белорусская милиция усилит профилактику правонарушений среди несовершеннолетних во время...

В Дрогичине прошел X межрегиональный фестиваль педагогов специального образования

Сегодня, 22 мая, в Дрогичинском РЦДОДиМ собрались участники межрегионального...

Александр Лукашенко отправил на доработку проект указа о контрольно-надзорной деятельности, но часть новаций уже озвучена

Контрольно-надзорная деятельность в Беларуси будет усовершенствована. Акцент делается на...