КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ

25 декабря  исполнится 31 год, как ограниченный контингент советских войск вошел в Афганистан. Первоначальная цель его ввода – помощь афганскому народу в построении социализма по советскому образцу. Тогда, в декабре 1979 года, никто не думал, что война затянется и обернется невосполнимыми человеческими потерями, горем и страданием для людей воюющих сторон.

10 лет советские воины вели войну на земле Афганистана. А ведь этой проклятой войны могло и не быть, если бы в свое время старые члены Политбюро ЦК КПСС были более мудрыми и дальновидными, бережно относились к жизни людей своей Родины. Во время боевых действий Советская Армия потеряла в чужой стране свыше 14500 человек, в том числе 711 белорусов.
А как все начиналось? Об этом сегодня наш рассказ.
В то далекое время я учился в  Новосибирском высшем военно-политическом общевойсковом училище. О том, что в Афганистан будут введены советские войска, догадывались не только офицеры, но и мы, курсанты. Еще с лета 1979 года на политзанятиях нам рассказывали интересные вещи об этой азиатской стране. Получалось, что «Хафизулла Амин – тиран и деспот, руки которого по локти в крови, окружен коррупционерами, разворовывает советскую помощь. К тому же, поглядывает в сторону американцев и может переметнуться к ним». Таким образом шла идеологическая обработка военных и подготовка общественного мнения о необходимости силовой смены власти в Афганистане.
Особенно запомнилось выступление одного лектора – полковника из политуправления Сибирского военного округа. Он свой рассказ закончил вроде бы в шутку словами: «Направить бы туда полк наших десантников, чтобы навели идеальный порядок…».
108-я гвардейская мотострелковая Краснознаменная дивизия дислоцировалась в г.Термез. Осенью 1979 года она, как обычно, занималась плановой боевой учебой, готовилась к зиме. И вдруг 11 октября дивизию подняли по боевой тревоге и вывели в запасной район. О том, что происходило дальше, мне рассказывали сослуживцы – те, кто тогда проходил службу в Термезе.
Офицерам никто толком не объяснил, что происходит и для чего их подразделения вывели в запасной район. Однако все чаще в разговорах употреблялось слово «Афган». Военнослужащие взгрустнули. Кому хотелось идти в эту полуфеодальную отсталую страну?
И еще. Тогда   108-я  дивизия была укомплектована личным составом на 50 процентов. Поэтому подразделения стали  срочно пополнять до штата военного времени. Начался призыв так называемых «партизан». Офицеры проводили занятия по боевому слаживанию, вождению техники, стрельбе и тактике. А на политзанятиях солдаты  изучали   законы, быт, нравы и культуру народов Афганистана. Без объяснения становилось понятно, что ждет впереди бойцов и офицеров дивизии.
С наступлением холодов дисциплина в полевых лагерях резко упала. Офицеры и «партизаны» часто срывались к семьям, чувствуя, что предстоит длительная разлука. А 25 декабря расслабленную после обеда дивизию подняли по тревоге, приказав двигаться в направлении Термеза. Чтобы уложиться во времени, пришлось оставить палатки, печки и другое имущество, необходимое для жизни в полевых условиях. Кстати, об этом позже жалели все.
Командир 180-го мотострелкового полка полковник Тулкун Касымов приказал двигаться «по-боевому», а по связи работать в режиме приема. И после того, как голова колонны въехала на понтонный мост через Амударью, всем стало понятно, что впереди «Афган».
На противоположном берегу реки советских воинов встречали представители афганского руководства с охраной в шинелях советского образца, застегнутых на деревянные палочки вместо пуговиц, и автоматами ППШ периода Великой Отечественной войны. В скором времени собрали офицеров и довели боевую задачу: «За два дня совершить марш в 510 километров, из которых 370 км по горам. К исходу 29 декабря занять оборону в районе Кабула. Оружие ни при каких обстоятельствах не применять».
Что собой представляла дивизия, я думаю, понятно. Отмобилизованная в Термезе, она мало чем была похожа на непобедимую Советскую Армию. Вид большинства призванных отцов многодетных узбекских и таджикских семейств совсем не напоминал бравых солдат, прибывших для оказания интернациональной помощи  афганцам.
фганистан – горная страна  с множеством глубоких ущелий и высоких перевалов. К сожалению, никто из солдат и офицеров не имел опыта движения по горным дорогам и серпантинам. Машины также были неподготовленными, без специальных цепей на колесах и стопорных колодок. В первый же день марша потеряли несколько единиц транспорта. Хорошо, что люди успели выпрыгнуть, и обошлось без жертв.
Воины и машины были на пределе. Приходилось пробивать двухметровые снежные сугробы, чтобы двигаться вперед. И в первый же день, перед перевалом  Саланг, колонна 180-го полка несколько раз была обстреляна. Погиб подполковник Горобец – начальник артвооружения дивизии, который помогал солдату вывести санитарный автомобиль из-под обстрела. Это была первая боевая потеря дивизии, но все подчинялись приказу: «На стрельбу с гор в ответ огонь не открывать».
Зима – это морозы. Не хватало дров для топки и обогрева палаток. Бойцы вырубали декоративные растения, плодовые деревья, что приводило к постоянным конфликтам с местным населением. Ведь никто не знал, что для обогрева в горах расход дров увеличивается в полтора раза. И только 27 декабря по радио передали заявление ТАСС: «Советская Армия вошла в Афганистан, чтобы оказать дружескую помощь братскому афганскому народу в построении социализма. Афганцы с радостью встречают наших воинов, которые будут сажать деревья, рыть арыки и строить дома беднякам».
Неустроенность полевого быта в первые месяцы была ужасной. Холод, нерегулярное питание привели к тому, что солдаты перестали за собой следить. Грязные, оборванные и зачуханные, бойцы более были похожи на пленных, нежели на советских воинов. А вот «партизаны» оказались более приспособленными к экстремальным условиям: постоянно были выбриты, в начищенной обуви и даже со свежими подворотничками. Они, как могли, помогали солдатам срочной службы следить за собой, принуждали их бриться, умываться и стирать белье. Всех желающих обучали делать печки из гильз танковых снарядов, грели воду в полевых кухнях и организовывали помывку по очереди. Но и все это не спасало от вшей.
«Партизан» призвали на службу на несколько месяцев. Вскоре им на смену пришло пополнение из Союза. Молодым воинам они передали технику и вооружение. Большие группы «партизан» садили на транспорт и отправляли в Термез. По существу, их предали. В дороге при нападении «духов» на колонны им нечем было защищаться. Домой, к сожалению, вернулись далеко не все.
Первый бой 180-й стрелковый  полк принял в  Панджшерском  ущелье 23 февраля 1980 года. Тогда в полном составе погиб минометный взвод батальона. Кстати, в этом ущелье дважды  уничтожались  разведроты дивизии по одному и тому же сценарию. «Духи» заманивали на тропу внизу наши подразделения, а затем со склонов гор расстреливали всех со своих «буров».
В архиве Министерства обороны России, что в Подольске, хранится боевое донесение от 28 апреля 1980 года замполита 4-й мотострелковой роты 180-го полка. В нем говорится, что в ходе боевой операции за населенный пункт Шикал отличился рядовой Сергей Шашин. Будучи тяжело раненым в живот, он крикнул: «Ребята, уходите ползком! Я вас прикрою». Отстреливался до последнего патрона. Бросил одну гранату во врагов, а когда его окружили, второй гранатой подорвал себя и троих «духов».
Лейтенант Александр Стрешнов во главе 2-х пулеметчиков должен был захватить отдельный дом и огнем обеспечить развертывание правого фланга батальона. В ходе боя его группа уничтожила 19 «духов»,  выполнила боевую задачу.
К сожалению, уже находясь в доме и ведя прицельный огонь по отступающему противнику, лейтенант Стрешнов был смертельно ранен. Его последние слова: «Братья! Помогите нашим, я отлежусь…» Сержант Николай Кузнецов после гибели лейтенанта принял командование взводом на себя. Под его руководством воины сосредоточились на склоне у моста и начали уничтожать противника в укрытиях…
В ходе выполнения боевой задачи личным составом роты было очищено от завалов 200 метров дороги и уничтожено в бою за Шикал 49 бандитов, захвачено большое количество трофеев.
сего за 10 лет войны в Афганистане 180-й Краснознаменный ордена Суворова мотострелковый полк потерял 678 человек. Героями Советского Союза стали: командир батальона капитан Руслан Аушев, комполка подполковник Евгений Высоцкий и снайпер старшина Юрий Шиков. В 1981 году за успешное выполнение боевой задачи в операции по освобождению Панджшерского ущелья от мятежников полк был награжден орденом Красного Знамени.
Более 8 тысяч солдат и офицеров полка за личное мужество и отвагу были удостоены орденов и медалей СССР. В этом полку заместителем командира роты по политчасти, а затем батальона служил наш земляк из д.Завелевье капитан Александр Скрипель. Сейчас он полковник в отставке, проживает в России. За выполнение интернационального долга награжден орденами Красного Знамени и Красной Звезды.
Сергей ГРАНИК,
гвардии подполковник запаса, директор военно-исторического музея им.Удовикова.