spot_img

“У горькой беды нет сладкой еды”. Житейская мудрость 95-летней Марии Филипповны Цигельской

Дата:

В прекрасную зимнюю погоду, 14 декабря, когда пушистые снежные хлопья бережно укрывали землю нарядным покрывалом, волнительно-праздничное настроение воцарилось и в уютном, ухоженном доме ветерана войны и труда Марии Филипповны Цигельской, которая проживает в небольшой деревне Литовск. Женщина в хорошем самочувствии и бодром расположении духа встречала свое 95-летие. Поздравить пожилую сельчанку с этой знаменательной датой приехали представители власти и трудового коллектива, в котором она работала: председатель районной ветеранской организации Светлана Андреевна Могилянчик, руководитель Закозельского сельского Совета Михаил Николаевич Володкевич, представитель райкома профсоюза работников АПК Светлана Васильевна Дунькович и председатель профкома племзавода «Закозельский» Елена Леонтьевна Галабурда. Гости вручили женщине подарки, поблагодарив ее за достойную жизнь и добросовестный труд, а именинница поделилась с ними воспоминаниями, в которых – не только ее личная биография, но и нелегкая история района и всей страны.

95-летняя Мария Филипповна Цигельская из Литовска с дочерью Зоей Павловной Минич и гостями, приехавшими навестить ее в день рождения
95-летняя Мария Филипповна Цигельская из Литовска с дочерью Зоей Павловной Минич и гостями, приехавшими навестить ее в день рождения

Родилась Мария Филипповна здесь же, в Литовске, в 1921-м году. Семья, в которой было трое детей, нищенствовала, и потому отец решил поехать на заработки в Канаду. Поначалу все шло хорошо: хозяин деньги присылал, чтобы дом для семьи построить, но в один день пришло печальное известие – он погиб на чужбине. Настали голодные времена: средств на существование в семье не хватало, и мать вынуждена была забрать девочку-второклассницу из школы, так как надо было кому-то «идти в наймы» и пасти чужих коров, чтобы получить кусок хлеба.

«Где была работа – туда и нанималась. У горькой беды нет сладкой еды», – с грустью замечает М.Ф.Цигельская.

А в 1939-м году в наши места пришла власть Советов, принеся надежды на лучшие перемены. Со временем девушку из бедняцкой семьи направили на курсы трактористов. Обучение проходило в деревне Дубое в Пинском районе. Там Марию Филипповну и застала война.

– Воскресным утром, 22 июня 1941 года, мы с девчатами отправились на луг, чтобы насобирать к обеду щавеля для нашей столовой. Вдруг слышим: «Бум-бум-бум», и с каждой минутой этот звук становится все ближе и ближе, – делится эмоциями женщина.

Чуть позже к ним прибежал сторож и приказал всем идти в корпус. Так, в тревоге и в неведении, наступил вечер, подошла ночь. Все легли спать, но Марии с одногруппницей было неспокойно, и они решили спуститься на первый этаж, посмотреть, что происходит.

– Подошли к сторожу, а он нас обратно отсылает, ничего не объясняя. Однако не прошло и пяти минут, как раздался такой грохот, что окна повылетали, – со слезами вспоминает Мария Филипповна. – Все проснулись, поднялась суета и волнение. Мы догадались, что началась война. Нас уже никто не останавливал. Мы выбежали на улицу, увидели немецкие самолеты, которые бомбили окрестности.

Посовещавшись между собой, молодые люди решили расходиться по своим домам. Мария тоже отправилась в Литовск. Шла пешком, с трудом преодолевая страх. По дороге свернула в чей-то двор, чтобы попить воды. Зашла, а там, возле колодца, – ее знакомые по курсам, с которыми Мария и продолжила свой путь.

В дружной компании девушка и ее друзья-одногруппники из Воловля и Пигановичей двигались в сторону Дрогичина. Шли лесами, но на одном из переходов через дорогу их остановила группа отступавших красноармейцев. Они приняли молодых людей за диверсантов. Выстроив их в шеренгу, навели пулемет и начали допрашивать. От расстрела Марию и ее земляков тогда спасло то, что у одного из ее попутчиков случайно оказалась тетрадь с записями занятий на курсах трактористов, которая и помогла избежать страшной смерти – быть убитыми своими же солдатами.

Дойдя до Дрогичина, товарищи распрощались, и каждый самостоятельно продолжил свой путь в родные места. Добравшись в Литовск, до своего дома, М.Ф.Цигельская впервые встретилась с немцами, которые расположились во дворе их дома на передышку.

– Пока дошла из Пинска в Литовск, ноги так распухли, что посинели, и оккупант, посмотрев на них, сказал моей матери принести таз холодной воды и окунуть в нее стопы, чтобы отошли. А я еще подумала тогда: «Вроде нормальный человек, может, это и не немец», – вспоминает Мария Филипповна.

Свое звериное обличие враг показал позже, когда началось преследование бывших советских активистов, комсомольцев, партизан…

По словам женщины, первоначально каратели обосновались в соседском дворе, но после – ушли. Однако вскоре семью нашей собеседницы настигла другая беда: крестный отец Марии был солтысом, старостой по-нашему, и все время желал отправить девушку и ее брата Николая в Германию. Он считал – для их блага, но брат с сестрой до последнего сопротивлялись и хотели остаться на родной земле.

– Тогда-то и решил брат искать спасения в лесу. «Соберите все самое необходимое и ждите меня. Когда стемнеет, я вернусь, и будем переправляться к партизанам», – сказал Николай.

Женщины сложили свои нехитрые пожитки. Ночью пришла подвода, и они, погрузив в нее самое необходимое и даже успев привязать к телеге корову с теленком, тихонько двинулись в сторону Днепровско-Бугского канала, в деревню Великий Лес, где была партизанская зона.

Брат ушел воевать, а Мария с матерью помогали партизанам в хозяйственных делах.

А потом фашисты пошли в наступление на партизан, завязалась многодневная оборона Днепровско-Бугского канала. Впоследствии народные мстители получили приказ строить переправу через болота и отступать в сторону украинских деревень и далее – к освобожденному Ковелю. Вместе с ними в тыл уходили и семьи партизан, в числе которых были и Мария с матерью.

Фронт в тех местах был совсем близко. Мужчины уходили гнать врага дальше, а женщины помогали рыть окопы для наступающих солдат. Ни нормальной еды, ни условий быта у них не было, а каждодневный труд отнимал последние силы. В какой-то момент Мария вышла из окопа, легла на землю и подняться больше не смогла. Оказалось, что она заболела тифом.

Девушке повезло, ее лечил хороший партизанский доктор. Она выжила, но здоровье оказалось на всю жизнь подорванным.

После освобождения наших мест от оккупантов Мария с матерью вернулись в родную деревню. Нашлась и работа: первые десять послевоенных лет Мария Филипповна трудилась на почте, а потом, больше двадцати лет, – телятницей на местной ферме. В послевоенное время наша собеседница вышла замуж, родила и вырастила прекрасную дочку Зою, которая и теперь живет с матерью и во всем ей помогает. И действительно, во дворе и в доме тепло и чисто, а атмосферу радости Марии Филипповне создают внуки и правнуки, которые периодически навещают свою любимую бабушку. Это во многом придает 95-летней сельчанке сил и оптимизма жить дальше…

Марина ШАФРАН

Фото автора

Поделиться новостью:

Популярно

Архив новостей

Похожие новости
Рекомендуем

Выпускники Дрогичинщины попрощались со школой

Пятничным вечером, 14 июня, на центральной площади звучали песни...

Александр Протасевич: «Наша главная задача – выявление заболеваний на ранней стадии»

Традиционно в третье воскресенье июня в Республике Беларусь отмечается...

Изменение в правилах подготовки организаций к отопительному сезону

Отопительный сезон 2023/2024 завершён. В преддверии подготовки к новому...

В конце мая в Брашевичской СШ прошла встреча-­реквием «Через века, через года – помните!»

Когда это будет, не знаю: В краю белоногих берез Победу девятого мая Отпразднуют...