spot_img

“Я из расстрелянной деревни…”

Дата:

Он много раз мог погибнуть, и дыхание смерти неоднократно чувствовалось совсем рядом. Но ему, Михаилу Даниловичу Мулярчику, повезло дожить до своего 90-летия и встретить  юбилейный день рождения в теплом окружении родных и близких людей, в заботливом внимании со стороны органов государственной власти и своих бывших коллег. Сейчас ветеран войны и труда М.Д.Мулярчик проживает в семье своей дочери Марии Михайловны Карпинчик. И поздравить юбиляра со знаменательной датой пришли председатель районного совета ветеранов Светлана Андреевна Могилянчик и представители коллектива, откуда он ушел на заслуженный отдых, – профсоюзный лидер райпо Ирина Васильевна Чирко и руководитель ветеранской «первички» торговой организации Иван Михайлович Сушко.

В беседе выяснилось, что и сам Михаил  Данилович, и родные именинника считают его долголетие отнюдь не случайным везением. Как оказалось, родился он 21 ноября 1925 года, в Михайлов день. По христианскому обычаю родители нарекли мальчика Михаилом, благодаря чему наш пожилой собеседник всю жизнь находится под незримым покровительством Архистратига Михаила и бесплотных небесных сил, что, по мнению нашего пожилого собеседника,  нередко оберегало и спасало его в труднейших и опаснейших обстоятельствах. И 90-летний ветеран войны М.Д.Мулярчик, периодически смахивая скупую мужскую слезу, поведал свою нелегкую жизненную историю…

«Родился и рос я на хуторе деревни Всходы, жил вместе с отцом, матерью, братом Костей и сестрой Марией. В окрестности были и другие хутора, и практически на каждом из них в начале войны находили приют первые партизаны. Об этом узнали каратели и учинили расправу над семьей одного из местных жителей. В отместку за это партизаны устроили засаду и расстреляли несколько полицейских. И вот 23 августа 1942 года в деревне появились эсэсовцы и их прислужники и начали собирать сельчан на общее собрание. Отец мне и говорит: «Ты парень рослый, крепкий, иди в лес и пересиди это время, а то еще в Германию заберут». Я и послушался. А родители с Костей и Марийкой пошли на сход, – рассказывает Михаил Данилович.

 – Сколько сидел в лесу  – не помню. Захотелось покушать. Вышел к дому. Вижу, наша лошадь пасется, и кругом  – тишина.   Я направился к дому, а навстречу – полицай и немец. Полицай поднял винтовку и хотел выстрелить, а немец того полицая – по морде. Он и опустил оружие. А я тем временем – обратно в кусты, и кинулся бежать, что было силы. Забрел в болото, спрятался в зарослях лозняка. Потом, когда страх и тревога немного улеглись, вышел из укрытия, пошел бродить по лесу. Встретил знакомого парня, который тоже прятался. Решили посмотреть, что делается в окрестности. Он залез на дерево и говорит: «Твой дом горит. Догорает уже…». Но мне тогда лишь подумалось: «Хорошо, что все ушли, и в хате никого не осталось…»

Ветеран Великой Отечественной войны Михаил Данилович Мулярчик
Ветеран Великой Отечественной войны Михаил Данилович Мулярчик

И мы пошли кружить по лесу дальше. Оказались в стороне деревни Алексеевичи. Зашли к отцовой сестре, которая дала нам хлеба и сала. Мы перекусили и стали возвращаться домой, во Всходы. Не дойдя до деревни, услышали отчаянный плач и крики женщины. Она бежала по дороге навстречу нам и в ужасе причитала: «Ох, Боженька, это же столько людей убили, и в яму закопали…»

А я все понять не могу, что и к чему.  А она ко мне: «И твоих всех расстреляли…» А я никак поверить не могу… И слез нету. Как будто во мне все окаменело.

 Подошел к могиле, потрогал  песок. И мне еще долго казалось, что там, в земле, кто-то шевелился…».

Слезы найдутся потом, когда пройдет состояние оцепенения, и парень поймет и почувствует, что у него не осталось ни дома, ни семьи. И эту потерю Михаил будет оплакивать всю оставшуюся жизнь. И каждый год – с тех пор и поныне – 23 августа М.Д.Мулярчик будет приезжать во Всходы, на могилу своих близких, и эта дата, унесшая жизни его родителей, брата, сестры и многих знакомых (всего на памятнике высечено 25 имен погибших сельчан), навсегда станет днем общесемейной скорби и памяти…

Несколько дней после трагедии осиротевший мальчишка скитался по чужим стогам и сараям. А потом в деревню пришли партизаны, которые предложили Мише идти с ними в лес. Так 16-летний парень оказался в партизанском отряде им. Буденного. Вначале помогал в хозяйственных делах, потом освоил и боевое оружие.

М.Д.Мулярчик помнит, как в 1944 году партизаны соединились с регулярными частями Красной Армии. Вместе с солдатами-фронтовиками Михаил дошел до Буга. Там его приняли на воинский учет, обмундировали и вместо партизанской винтовки выдали длинноствольное  противотанковое ружье. А вскоре, при форсировании Буга, наш земляк получил первое ранение. Они с напарником – «вторым номером» ПТРа – переходили реку. В этот момент в воду, прямо между ними, упала мина.

«Парень погиб при взрыве, а я был ранен, запутался в каких-то проводах, но нашел в себе силы всплыть наверх. Мне помогли выбраться, перебинтовать раненую ногу, и отправили в тыл  – в санчасть»,  – продолжает свой рассказ фронтовик.

После выздоровления было форсирование Вислы, бои на Одере. Запомнилось, как переходили подмерзшую реку и «острый лед животом ломали». Не забылось и задание, где он едва не лишился жизни. Мулярчика с напарником и противотанковым ружьем отправили в засаду, недалеко от окопов. Боец знал, что если в наступление пойдут танки, ему надо стрелять по гусеницам, чтобы остановить их движение. Рядом должен был находиться напарник, но он, наверное, отошел в окоп погреться. И Михаил остался один. Кругом была тишина, и солдат начал дремать. Он и опомниться не успел, как на него навалились четверо фрицев и стали душить, заворачивая в плащ-палатку. Но сделать это быстро у них не получилось.

– Я намертво вцепился в свое ружье и начал сопротивляться. Но силы были неравными: они меня уже почти скрутили и завернули в плащ-палатку, как слышу  – поверху прошла автоматная очередь. И давление сразу ослабло. Распрямился, выпутался и вижу, что  командир с бойцами ко мне продвигаются. Спрашивают, не ранен ли. А на мне – ни царапинки. Так вот я в очередной раз со смертью разминулся, – говорит ветеран.

А вскоре наш земляк снова получил ранение. М.Д.Мулярчик с бойцами сидели в ямочном укрытии, куда влетела мина. Кого-то из боевых товарищей Михаила Даниловича убило насмерть, а ему осколок вошел в шею и пошел дальше. Достать его так и не смогли. Он и сегодня в теле ветерана…

После ранения молодой солдат-фронтовик оказался в госпитале в Казани, где и встретил Победу. Там же Мулярчик изучил  ремесло санинструктора и начал собираться домой. «Сил после лечения я еще не набрался, поэтому доктор не решался меня выписывать. Однако нашлись солдаты, которые взялись сопроводить меня: один – до Москвы, а второй – до Барановичей, куда сам ехал. Так я вернулся в Дрогичин. Сошел на станции и не знаю, куда направляться. Как в той песне: «Враги сожгли родную хату, сгубили всю его семью, куда теперь идти солдату, кому нести печаль свою?»,  – с болью, которую не исцелило время, рассказывает Михаил Данилович. И, сдерживая дрожь в голосе, продолжает:

 – Я понимал, что добраться своим ходом до деревни не смогу. Решил, что вначале пойду в центр города. Не дойдя до главной улицы, почувствовал усталость и присел отдохнуть. Подумал: а вдруг  кого со знакомых увижу. Или меня кто узнает!.. А через некоторое время действительно слышу: «Миша, это ты!» Оказалось, меня окликнул мой земляк и однофамилец, который работал в тогдашнем горсовете. Он меня завел к себе домой, покормил и с попутными подводами отправил во Всходы.

Побродил я по деревне, растревожил душу и вернулся в Дрогичин. Достал документы санинструктора и пошел проситься на работу в поликлинику. Вначале был санитаром, потом перешел в малярийную станцию, далее на железной дороге трудился, а затем нашел работу в райпо, откуда и вышел на пенсию.

Здесь же, в Дрогичине, познакомился и с будущей женой, с которой впоследствии троих детей нажили, 5 внуков, 9 правнуков. Было счастье, было и горе: сына похоронили, супруга умерла, а я вот живу, – говорит М.Д.Мулярчик.

Михаил Данилович давно привык к этим жизненным реалиям и знает, что радость нередко соседствует с грустью и вслед за тревогой приходит утешение. Пережив многие потери и претерпев лишения, ветеран знает цену каждому мирному дню, поэтому День Победы для него – это праздник со слезами на глазах, а фронтовые «100 граммов» – всегда с печалью пополам…

Галина ШАФРАН

Фото Ивана ЛЕОНЧИКА

Предыдущая статья
Следующая статья

Поделиться новостью:

Популярно

Архив новостей

Похожие новости
Рекомендуем

Не станьте жертвой вишинга

Вишинг – это один из методов мошенничества с использованием социальной...

Лукашенко заявил о планах увеличить льготное кредитование на покупку отечественных товаров

В Беларуси планируется увеличить льготное кредитование на покупку отечественных...

Минздрав дал рекомендации в связи с жаркой погодой

Минздрав дал рекомендации в связи с установившейся жаркой погодой. Во...